Новости


04.09.2018

Москва и Берлин приступили к миссии разграничения по приднестровскому урегулированию

Как стало известно редакции RTA, в ближайшее время Миссию ОБСЕ в Молдове впервые за долгие годы возглавит немецкий дипломат. Кроме того, он уже имеет опыт работы в Миссии, а также достаточную квалификацию в проблематике неурегулированных конфликтов на постсоветском пространстве. Такая знаковая кадровая рокировка на направлении приднестровского урегулирования довольно неожиданна, поскольку традиционно, десятилетиями данная вакансия замещалась сотрудниками Госдепартамента США.          

Ранее мы уже писали о том, что Мезебергская встреча Путина и Меркель станет определяющей для целого ряда процессов, в том числе конфликтов в Молдове и Украине, а достигнутые договорённости будут выражены в конкретных инструментах реализации тех или иных сценариев.

Таким образом, есть все основания полагать, что Берлин и Москва аккуратно, без «лишнего шума» берут под собственную опеку процесс приднестровского урегулирования.

Определённое ослабление позиций США, по всей видимости, в текущей ситуации не слишком драматично для Вашингтона. Более того, такой ход событий во многом вписывается в повестку действующего американского президента, демонстрирующего достаточно прагматичный подход к вопросам обеспечения безопасности на европейском континенте.            

Наблюдаемые тенденции объединения усилий Москвы и Берлина вызывают резонный вопрос: что именно готовит российско-немецкий тандем для приднестровского урегулирования, какие подходы и рецепты могут быть применены для стабилизации ситуации и укрепления безопасности? А главное, будет ли иметь опыт Приднестровья инструментальное значение для других конфликтных зон?

Как можно судить, предстоящая солидаризация позиций Германии и России по Приднестровью продиктована стремлением России и ЕС качественно пересмотреть подходы к проблеме неурегулированных конфликтов, тем более, что подобного рода проблемных зон с каждым годом становится все больше. Глобальные игроки долгие годы пытаются нащупать оптимальную формулу, которая позволила бы международному праву инкорпорировать в систему международных отношений новые государства, возникающие в результате процессов дезинтеграции и локальных конфликтов. Так, по прошествии десяти лет для всех стало очевидным, что волюнтаристские действия отдельного взятого государства или группы стран, будь то косовская модель или Абхазия с Южной Осетией, по факту не гарантируют необходимого уровня безопасности, не способствуют достижению окончательного урегулирования и не обеспечивают росту стабильности в этих регионах. Осознавая это, политические элиты Европы, США и России находятся в поиске универсального инструмента (или комплекса инструментов) который позволял бы минимизировать издержки и максимально эффективно урегулировать такого рода конфликты.

Интересно, что в последний месяц экспертная дискуссия активно насыщается тезисом о «разграничении», который впервые планируется апробировать на сербско-косовском урегулировании. Настороженность и различные реакции по поводу идеи «разграничения» со стороны вовлеченных государств вполне обоснованы: результат потенциальной сделки между Белградом и Приштиной, которая, вероятнее всего, будет поддержана ключевыми международными игроками, станет уже не уникальной, а вполне релевантной моделью для других конфликтных кейсов.

В этом смысле опыт Сербии и Косово – «пробный шар», который не требует серьёзных переговорных и экспертных усилий и с высокой долей вероятности будет реализован в той или иной форме. Более сложный по своему составу и параметрам опыт «разграничения», как представляется, будет обкатан Берлином и Москвой на практике приднестровского урегулирования, где процессы делимитации происходят в более цивилизованных формах. Последние договорённости Кишинёва и Тирасполя, позволяющие участвовать приднестровскому автотранспорту в международном движении, признание приднестровских дипломов через механизм апостилирования и другие тенденции позволяют говорить об осторожном пошаговом наделении Приднестровья международным суверенитетом.

Такой механизм сбалансированного разграничения двух государственно-правовых систем (Молдовы и Приднестровья) при участии ключевых международных посредников, с учетом сложившихся за десятилетия объективных обстоятельств, судя по наблюдаемым тенденциям, вполне может стать пилотным проектом выработки реалистичной и устойчивой модели урегулирования застарелого конфликта и впоследствии может быть применен в других проблемных зонах на европейском континенте.

Источник

Новости

Все новости

Календарь

Партнёры