Публикации


11.02.2019
Ересь украинства

Ересь украинства

Как и многие нюансы русско-украинского конфликта, этот вопрос более относится к сфере психиатрии, чем к какой бы то ни было другой. 

Как правильно писать и говорить: «на Украине» или «в Украине»?

В течение многих веков и, не побоюсь этого определения, тысячелетий ответ на этот вопрос был однозначен не только в русском языке, но и во всех без исключения славянских языках.

Точно также как и определение «язык» или «мова».

Как бы славяне не относились друг к другу в течение истории, происхождение от единого корня и самих народов, и их языков было очевидно даже для самых упоротых националистов, которые объектом ненависти выбирали соседний славянский народ.

И никем никогда не оспаривалось. До появления на свете с легкой руки обиженных на Россию поляков идеологии украинства.

Господствуя в течение многих веков над русинами, поляки превосходно изучили этот народ и прекрасно знали его сильные и слабые стороны. Самой слабой стороной покоренного и ущемленного в правах русского населения Речи Посполитой, а затем и малороссийского населения Российской Империи, так и оставшегося под властью польской шляхты, является ущемленное самолюбие. Заимствованный у панов знаменитый польский гонор. Претензии на польское шляхетство, которое само по себе является синонимом обостренного самолюбия и тщеславия. В качестве психологической компенсации неудовлетворенного самолюбия у многих представителей южной части русского племени, в определенных условиях развивается неумное тщеславие и потребность в доказательстве собственной исключительности, уникальности, превосходства над окружающими. А так как реальных оснований для национального превосходства, тем более уж, в окружении единокровных народов, нет и быть не может, поводы для его обоснования изыскиваются, как правило, глупее некуда.

Попытка даже вежливо указать на то, что индивидуум, впавший в украинство, несет откровенную ересь, неизменно приводит только к ужесточению его позиции, озлоблению адепта исключительности, и раздуванию из мелочного повода конфликта неимоверных масштабов и неимоверной же карикатурности.

В итоге, играя на вот этом самом обостренном без всяких оснований тщеславии, и получилось создать из целой южной ветви русского народа секту, искренне верящую в собственную исключительность и превосходство. 

Активная деятельность этой секты в публичном поле, как правило, вызывает у окружающих смех. Ровно до тех пор, пока адепты её не звереют от насмешек и не начинают бросаться на людей.

На чем, собственно, и основывается, так называемый, национальный конфликт между украинцами и русскими. То есть между недалекими, но упорными идиотами, помешанными на самопрославлении по ничтожным поводам, и нормальными людьми.

Ибо замечено, как только украинец умнеет, он становится русским.

Однако в том-то и дело, что украинство, как и все другие секты, ориентируется на определенный психотип людей и впавшего в эту ересь почти невозможно переубедить какими бы то ни было разумными доводами. Как и любого другого сектанта. Оппонент попросту закрыт для контрдоводов. Для него существуют только собственные убеждения и всякий, кто смеет их оспаривать, для него лютый враг и подлежит истреблению.

Основа конфликта русских с будущими украинцами была заложена поляками на стадии выбора самоназвания для секты и ее адептов.

В 30-х годах XIX века поляк Тадеуш Чацкий в своих исторических изысканиях высказал убеждения, что жители Украины никакие не русские, а ведут свое происхождение от племени «укров», которое, якобы, проживало на территории нынешней Украины.

Исторических оснований для этого утверждения до сих пор не найдено никаких. Не важно, что на самом деле имел в виду Чацкий. То ли перепутал «укров» с «уграми», то есть с венграми, которые действительно в ходе своей миграции в нынешнюю Венгрию кочевали какое-то время по Украине. То ли имел в виду славянское племя укран, которое действительно существовало в незапамятные времена примерно до XII века на побережьях реки Укер, что находится в Померании на территории нынешней Германии.

Никаких сведений о проживании каких-либо «укров» либо «укран» на Юго-Западе Руси нет. Однако сама идея оказаться, таким образом, отдельным, исключительным и, по замыслу поляков, покоренным и угнетенным русскими народом, оказалась привлекательной для мятежных нестойких умов малороссийской общественности, страдающих от неудовлетворенного тщеславия.

Идея эта была подхвачена и развита впоследствии на территории Австро-Венгрии. Там, где люди до самого последнего времени, и неизвестно с какой исторической поры, называли себя русинами или руснаками. 

Два небольших славянских племени, проживавших на территории Северных Карпат – лемки и бойки, называли себя руснаками вплоть до того, как были расселены и насильно ассимилированы поляками в 1947 году. А вот с каких пор и почему они себя так называли, не знает никто в мире. В состав известных нам русских государств они не входили никогда. И сведений об их переселении на Карпаты тоже не сохранилось.

Зато проживали они в удивительной близости от Норика, современной Австрии, того самого места из которого, по преданию, братья Рус, Чех и Лех, подняв восстание против римского владычества, вывели свои племена из римского рабства. Было или могло случиться такое событие примерно в первые века по Рождеству Христову. Было, на самом деле, или нет, неизвестно. Но сам факт проживания на одной территории, буквально вокруг одного горного хребта, племен, которые в названии сохранили именно своих легендарных основателей – чехов, ляхов и руснаков – неоспорим.

Вот именно с прикарпатских русин и начался процесс переделывания в украинцев. Несогласных переименовываться сажали в концлагеря, тюрьмы, а, зачастую, просто вешали.

Такие радикальные методы насаждения национального самосознания не могли не сказаться на убежденных носителях национальной идеологии и на самих идейных убеждениях.

Если за неприятие какой-либо ереси на твоих глазах, в назидание окружающим, могут жесточайше растерзать твоих детей, то не только сам поверишь, но и будешь с выпученными глазами убеждать в любом бреде окружающих. Они-то, по крайней мере, не будут на твоих глазах жену и детей убивать. 

Именно таким образом распространялась приверженность и верность украинским национальным идеям на территории Западной Украины террористами из ОУН и УПА в 40-е годы XX века.

Ведь еще в то время примерно половина населения этого региона называла себя по привычке не украинцами, а русинами.

На этих двух началах – патологическом желании племенного самоутверждения, и страха перед расправой со стороны фанатичных соседей – и зиждется, с тех пор и по сей день, украинская национальная идея.

Глубину поражения ею человеческого сознания можно оценить по той травле, которую устраивают украинские националисты в отношении языка. Речь не о русском даже языке, и не о его носителях, а о самом определении «язык», которое убежденные украинцы на протяжении всего своего существования не устают осмеивать и оплевывать.

Потому что у них, видите ли, «мова».

И наплевать им совершенно, что у всех остальных славянских народов, которых пол Европы, язык он и есть «язык».

Слово «мова» для всех остальных славян само по себе указывает на то, что речь идет о местном диалекте.

У тех же закарпатских лемков и боек, местный, очень архаичный и своеобразный диалект называется «беседой».

«Отец» украинской нации Тарас Шевченко уж на что был любителем «мовы», но не будучи акцентуировано помешанным на не устоявшихся еще бредовых постулатах национальной идеологии, и тот составил Букварь Южнорусский.

Можете себе представить себе сегодня в Киеве публичную презентацию книги с таким названием?

Однако главной подлостью и насмешкой поляков над придуманным ими народом стало именно название и народа, и страны, на обладание которой он претендует.

 

Украина и украинцы.

Дело в том, что слово «украина» имеет одинаковое значение и в русском и в польском языке и также однозначно понятно всем без исключения славянам – окраина.

Окраина не может быть сама по себе. Она может быть только окраиной чего-то. В нашем случае, или России, или Польши.

Однако патологическое психическое отклонение адептов украинской национальной идеологии провоцирует их на поиски исторических обоснований и утверждение любым, пусть самым бредовым способом, того, что Украина есть имя собственное и исконное название земли, на которой украинцы.

И выхода другого, если задуматься, у них нет. Потому что если это не так, то все совсем плохо. Если они не украинцы, живущие испокон веков в стране, называющейся Украина, а, по наущению своих злейших врагов, сошедшие с ума русские….

То превращение своей, богатейшей, и, в недавнем прошлом, наиболее развитой части русской земли в помойку и груду руин, по причине помешанности на хуторской исключительности, выглядит самым чудовищным и фантасмагорическим актом массового помешательства в человеческой истории.

Чтобы не столкнуться с этим неоспоримым и очевидным для всех окружающих фактом, от осознания которого можно еще раз сойти с ума, единственным выходом остается – продолжать упорствовать в бреде. Изливая неистовую ненависть на всех, кто с этим бредом не согласен.

 

Как украинцев в ООН послали на…

Для демонстрации всего ужаса данного психического отклонения достаточно всего лишь ткнуть украинцев в самую слабую точку их национальной идеологии и всего национального самосознания – вторичность и истинную суть названия Украина.

Давно уже известно из дискуссий в интернете с данным видом сумасшедших, что для того, чтобы вызвать в свой адрес дикую агрессию и извержение неудержимого потока брани, достаточно употребить выражение «на Украине».

Все! Вот вы и стали навеки «украинофобом», «украиножером», существом, презирающим, оскорбляющим и унижающим украинский народ. Ведь вы позволили себе задеть национальное достоинство целого народа, указав ему на то, что живет он на окраине не пойми, чего. А не «в окраине». Не на границе, а в границе.

После того, как вам выскажут все, что накопилось в нужнике, то есть в глубинах украинской души, желая вас, в свою очередь, оскорбить, или задеть, адепты украинства начнут употреблять, потешаясь между собой, выражение «на России». Среди них это считается довольно остроумным.

И потешаться таким образом им совершенно не помешает наверняка известные им и, существующие испокон веков, выражения «на Руси», «поехать на Русь».

Туннельность мышления, отсутствие критики, не восприимчивость к доводам при задевании шатких, но основополагающих основ украинской национальной идеологии – это минное поле, вернее, разлившийся по огороду нужник, в содержимое которого обречен вступить всякий, кто вздумает о чем-то всерьез поговорить, либо попытавшийся сотрудничать в своих целях с украинцами. 

Их нельзя переубедить неопровержимыми доводами вроде того, что выражение «на Украине» существовало веками и в русском и в польском языках, на стыке которых и появилась украинская «мова». «На Украине» писали Шевченко, Гоголь, Антонович, да все без исключения украинские же писатели. Только так говорили на протяжении многих веков люди, владевшие польским, русским, или южнорусским языком.

В топку все! В утиль! С момента образования независимого украинского государства все окружающие, презрев правила собственных языков, должны говорить так, как нравится украинцам – «в Украине». Чтобы не задевать в очередной раз их самолюбие, указывая на суть национального явления – помешательство окраинного населения на почве недостаточной национальной полноценности

И если хотите стать совсем уж непримиримым врагом своего оппонента с украинской стороны, то можете указать ему на то, что в самой декларации о независимости Украины от 24 августа 1991 года в определении содержится выражение «на Украине».

И за примерами далеко ходить и не надо. Убежденный враг российской власти, разоблаченный, разоренный и примерно наказанный, бывший российский олигарх, Михаил Ходорковский, имел неосторожность употребить выражение «на Украине» в дискуссии с обитающим в Твиттере кагалом «профессиональных украинцев». Это не просто случайные люди, а те, кто распространяет и защищает в международной социальной сети украинскую национальную идею, занимаются этим с технической точки зрения, весьма, поверьте, профессионально, и получают за это деньги, а некоторые, повышения по службе и звания.

На это Михаилу сразу же указали в однозначной, не терпящей возражения форме: «Научитесь для начала говорить В УКРАИНЕ, а потом голос подавайте!»

На что московский комсомольский вожак 80-х годов Ходорковский за словом в карман не полез:

«Разучитесь преподавать нам правила нашего языка! Признаете вторым государственным – будем обсуждать»

Уж насколько не вхожу в число поклонников данного персонажа российской политики, не могу удержаться от аплодисментов! 

В ответ, один из тех, чьи интересы, пожалуй, наиболее совпадают с интересами украинцев, в смертельной объявленной ими, с момента рождения, украино-русской войне, принципиальный ненавистник Владимира Путина, ненавидимого также украинцами до обожествления, начитался о себе такого… чего нельзя воспроизвести на страницах газеты. И это к лучшему. Самое, пожалуй, цензурное это, мягко говоря, гомосексуалист «москальский», это образцовому-то еврейскому мальчику! И «пожуй говна».

И вот на днях острейшая дискуссия такого же рода развязалась в сети в обсуждении доклада ООН о распространении СПИДа в котором было употреблено выражение «на Украине».

Источник

Поделиться

Новости

Все новости

Календарь

Партнёры