Публикации


29.11.2018
Крымский мост: Откуда начнется Третья мировая

Крымский мост: Откуда начнется Третья мировая

Президент Украины Петр Порошенко опасается начала полномасштабной войны с Россией. Именно этим объясняется необходимость введения на Украине военного положения.

По его словам, это подтверждается данными разведки, которые якобы говорят об увеличении военного контингента России возле украинской границы.

«Я хочу, чтобы никто не думал, что это забавы или игрушки. Страна находится под угрозой полномасштабной войны с Россией», — добавил он.

Ранее Порошенко в специальном обращении к народу заявил об угрозе сухопутной операции против Украины.

«Разведданные говорят о чрезвычайно серьезной угрозе сухопутной операции против Украины. У меня в руках есть документ разведки, сводка наших разведданных и тут на нескольких страницах детальное описание всех сил противника, которые находятся на расстоянии нескольких десятков километров от нашей границы, готовые в любой момент к немедленному вторжению на территорию Украины», — сказал Порошенко накануне голосования в Верховной раде по вопросу о введении военного положения.

Стоит отметить, что военное положение на Украине никогда не вводилось, и сегодня еще никто не может понять, как именно этот механизм должен работать. Тем не менее, можно с уверенностью сказать, что к войне Украина не готовится: не происходит массовой мобилизации, наращивания армейской группировки у границы с Россией или перемещения военных частей. Единственное действие, которое можно назвать подготовкой к войне — показушное приведение в полную боеготовность т.н. «объединенных сил» в Донбассе.

Чем же в реальности Украина собирается ответить на арест Россией ее моряков, нарушивших границу, если она не собирается по-настоящему воевать?

Как сообщается на сайте Главной военной прокуратуры, Украина заподозрила сотрудников пограничного управления ФСБ России и российских военнослужащих, 25 ноября задержавших в районе Керченского пролива три корабля ВМСУ, в развязывании и ведении агрессивной войны, а также в покушении на убийство.

Россиян подозревают в преступлениях, предусмотренных частью 2 статьи 437 («Планирование, подготовка, развязывание и ведение агрессивной войны») Уголовного кодекса Украины. Шипицына также подозревают в преступлениях, предусмотренных частью 2 статьи 15 («Покушение на преступление») и пунктом 1 части 2 статьи 115 («Умышленное убийство») украинского УК.

Сообщается также, что досудебное расследование продолжается, подозрения, сообщенные указанным лицам, направлены по месту службы военнослужащих Российской Федерации, готовится ходатайство в суд об избрании им меры пресечения, добавили в прокуратуре.

Как видим, «ответка» за «захват» судов у Украины выходит не менее виртуальная, чем война с Россией, которая, если верить украинской пропаганде, продолжается уже пятый год.

Но что Киев может сделать в реальности, помимо того, что разорвать дипломатические отношения, чего давно требуют радикалы и закрыть всем россиянам въезд в страну? Конечно, ожидать реального нападения на Россию, даже с целью получить в ответ ту самую «полномасштабную войну», которую Порошенко, судя по всему, очень хочет получить, не стоит. Однако провокации в духе керченской, проникновение диверсантов на российскую территорию, террористические акты — в этих «инструментах» Киев едва ли будет себя ограничивать. И надо понимать, что чем больше будет накаляться ситуация, тем жестче провокаций можно ожидать.

Тем более, что Порошенко как-то надо оправдывать слова об угрозе «полномасштабной войны», в которую даже сегодня на Украине едва ли кто верит.

— Судя по реакции Верховного совета Украины — там не очень поверили, — обращает внимание главный редактор ФОРУМа. мск Анатолий Баранов.

— Да и что толку, объявляй военное положение, не объявляй… Украинская армия к полномасштабной войне не готова вообще. У страны нет дееспособной авиации, у страны нет флота, нет средств РЭБ, нет собственной ракетной техники. Да, за время карательной операции на Донбассе против собственных сепаратистов сухопутные силы худо-бедно научились убивать, приобрели какой-никакой боевой опыт. Но без авиации и флота они в современной войне просто мишень — смотрите хоть опыт войны США против Ирака, тоже имевшего обстрелянную и весьма многочисленную пехоту. Но американцы и их союзники не особо даже и лезли в прямой боевой контакт с иракской армией, стараясь воевать дистанционно.

«СП»: — Увеличение военного контингента России возле украинской границы действительно происходит? С какой целью?

— Мне трудно сказать, увеличен ли воинский контингент у границы с Украиной, у меня этих данных нет. Есть ощущение, что Порошенко, которого по странному недоразумению называют президентом, тривиально врет.

«СП»: — Сообщается, что в рамках военного положения не ведется ни создания группировок, ни мобилизации. То есть в военном плане Киев ничего предпринимать не будет?

— Это говорит лишь о том, что военное положение объявляется не ради войны, а для решения каких-то внутриполитических задач. Да, в общем, ясно, каких.

«СП»: — Сообщается, что Главная военная прокуратура Украины решила «разобраться» с российскими пограничниками, задержавшими корабли ВМСУ. Для чего они это делают? Что-то реальное в этом направлении они могут предпринять?

— Я думаю, все ограничится фиксацией данных и попыткой задержания в случае пересечения ими украинской границы. А вот ФСБ, чем ловить студентов-блогеров, давно пора заняться гражданами Украины, свободно пересекающими границу РФ, особенно сотрудниками СБУ, ГУР, бывшими военными.

«СП»: — Каких еще действий со стороны Киева в рамках «военного положения» в реальности стоит опасаться? Могут ли последовать новые, еще более жесткие провокации?

— Провокации будут обязательно. А реальных боевых действий, конечно, не будет. За исключением активности на Донбассе, где уже, как сообщают, усилились обстрелы — надо же как-то оправдывать содержание…

— Есть ощущение, что Киев готов собраться (или уже собирался?) действовать по грузинскому сценарию 2008 года, когда Саакашвили решил напасть на Южную Осетию, — говорит политолог, заместитель директора Национального института развития современной идеологии Игорь Шатров.

— Спрашивается, почему Порошенко не делает выводов из итогов пятидневной войны? На самом деле определенная логика в его поведении присутствует. Международная конъюнктура с того времени существенно изменилась, Запад ополчился на Россию и уже не ищет доказательств при выдвижении в адрес нашей страны самых абсурдных обвинений. Любую более-менее удачную провокацию со стороны Киева, считает Порошенко, легко будет обернуть против Москвы. Возможно, провокация в Керченском проливе могла бы стать тем самым спусковым крючком, «выстрелом Гаврило Принципа в эрцгерцога Фердинанда», который развязал бы войну. Стоило только российским пограничникам действовать чуть жестче, например, потопить украинские суда, довести дело до жертв со стороны украинских моряков. 

«СП»: — Ранее Порошенко говорил о неизбежности «сухопутной операции» России против Украины. В это кто-то способен всерьез поверить?

— Запад уже давно убеждают в том, что в Донбассе действуют российские войска. Как известно, там идут сухопутные сражения. Так что у тех, кто питается этой пропагандисткой чепухой, уже давно сложилось ощущение наличия вялотекущей сухопутной войны между Россией и Украиной.

«СП»: — Сообщается, что в рамках военного положения не ведется ни создания группировок, ни мобилизации. То есть в военном плане Киев ничего предпринимать не будет?

— А вот это не факт. Дело в том, что военное положение имеет своей целью в первую очередь сохранение Порошенко у власти путем отмены выборов либо подъема националистических настроений на фоне якобы имеющейся российской угрозы. Военное положение следует рассматривать как элемент предвыборной президентской кампании. И если для консолидации электората понадобится сделать угрозу более явственной, объявят и мобилизацию. Решать это будут не военные, а политтехнологи, обслуживающие Порошенко.

«СП»: — Сообщается, что Главная военная прокуратура будет преследовать российских пограничников, задержавших украинские суда. Зачем? Это просто сотрясение воздуха или они могут что-нибудь выкинуть?

— Украине необходимо юридическое обоснование своих агрессивных замыслов. Поэтому они и перекладывают с больной головы на здоровую, обвиняя российских пограничников в… развязывании войны. Что дальше? Раз Россия развязала войну, Украина должна обороняться. Абсурд? Я бы так снисходительно не воспринимал подобные потуги. Киев накапливает аргументы, точнее, то, что он потом рассчитывает представить как аргументы. И зная нынешнее, я бы сказал, неразборчивое отношение к фактам на Западе, я не удивлюсь, если эти надуманные предлоги там примут за чистую монету.

«СП»: — Какие еще реальные рычаги получает Порошенко в рамках «военного положения» для создания неприятностей России?

— Какие рассчитывал получить — это одно, какие получил или получит — совсем другое. В той форме, в которой военное положение вводится, формального изменения наших и без того плохих отношений не будет, потому что новых серьезных возможностей у Порошенко не прибавилось. Как я уже сказал, военное положение — это часть предвыборной кампании. То есть оно рассчитано на украинского избирателя. Вовне его должны были заметить не в России, а на Западе. Оно должно было стать подтверждением агрессивных замыслов России, от которой Украина намерена обороняться, но без помощи Запада не сможет. Но военное положение накануне президентских выборов негативно воспринято политическими оппонентами Порошенко внутри страны. И это серьезно снизило пространство для маневра, которое он с введением военного положения наоборот надеялся расширить. Он хотел ограничить политические свободы, взять под контроль прессу, люстрировать оппозицию. До конца исполнить это, похоже, не удастся. Верховная Рада восприняла в штыки большую часть идей Порошенко. То есть в результате авантюры он больше потерял, чем приобрел внутри страны. Запад тоже хладнокровнее, чем ожидалось, воспринял реакцию России на провокацию в Керченском проливе.

Что касается собственно России, то в случае если милитаристская риторика Порошенко будет усиливаться, это может подогреть националистов и вылиться в продолжение провокаций на границе или спонтанное объявление войны. Для этого Порошенко хватит полномочий главнокомандующего. Правда, они у него были и прежде, но он ими не рискнул воспользоваться. Потому что даже среди ближайшего окружения не нашел поддержки этой самоубийственной авантюры. Отсюда провокации, отсюда желание вынудить Россию однажды утром «перейти границу у реки».

Источник

Поделиться

Новости

Все новости

Календарь

Партнёры