Публикации


23.05.2018
Неожиданно: величайшая стратегия России XXI века

Неожиданно: величайшая стратегия России XXI века

Россия стала одной из самых любимых тем для обсуждения в СМИ. В общем и целом, на Западе считают, что Россия либо одержима стремлением к завоеванию мира, либо находится на пути к развалу, который произойдет уже через несколько лет в результате системной бесхозяйственности. Некоторые также полагают, что Россия несет миссию по спасению мира от однополярности под предводительством США и что "великий гроссмейстер" — президент Путин — выигрывает одну победу за другой.

К сожалению, все эти теории не учитывают реальную грандиозную стратегию России, которую можно в общем и целом описать как попытку стать величайшей "балансирующей" державой XXI века в афро-евразийском регионе путем умелого дипломатического управления конфликтами в Восточном полушарии.

Этот амбициозный проект обязан своим происхождением "прогрессивной" части российского "государства в государстве" (его постоянной военной, разведывательной и дипломатической бюрократии), которая мужественно решила отбросить кандалы советского прошлого и инициировать меняющее правила игры сближения с нетрадиционными партнерами, такими как Турция, Саудовская Аравия, Азербайджан и Пакистан, то есть со странами, которые являются стержнем всемирного мусульманского сообщества.

Эти пионеры внешней политики заполнили географический пробел, который их предшественники оставили без внимания после того, как сосредоточились на сближении с Германией на Западе и с Китаем на Востоке.

Пока все это происходило, Китай обнародовал свой глобальный проект "One Belt One Road" о выстраивании "Нового шелкового пути", который обеспечит инфраструктурную основу для объединения разрозненных геополитических узлов и создаст основы для возникающего многополярного мирового порядка.

После того как США продавили антироссийские санкции в Западной Европе, Москва "переориентировала" свою доселе европейскую направленность и повернулась лицом к Востоку. Москва при этом смогла создать два новых партнерских канала с участием трех сторон в каждом. Первый из них сосредоточен на Сирии и касается России, Турции и Ирана, а второй касается Афганистана и включает Россию, Пакистан и Китай.

Объединенный геостратегический потенциал этих пяти многополярных великих держав создан для защиты евразийского суперконтинентального ядра. Это так-называемое "Золотое кольцо", которое представляет собой конечную интеграционную цель XXI века и символизирует союз многих наиболее важных континентальных держав Восточного полушария.

В конечном итоге, "Золотое кольцо" позволит его членам торговать друг с другом через наземные маршруты "Нового шелкового пути", которые проходят мимо центров господства ВМС США на евразийском побережье.

Тем не менее, Китай сильно зависит от морских маршрутов для торговли с Африкой, чье будущее переплетается с будущим Китая, поскольку последний в перспективе хотел бы, чтобы африканские страны могли покупать китайские товары, которых в стране более чем достаточно. Крупнейшим конкурентом Пекина в афро-тихоокеанском пространстве является Вашингтон и его коалиция так называемого "Коридора роста Азии и Африки" (AAGC), чтобы противостоять развитию "Нового шелкового пути".

Китай вынужден наращивать военные возможности своих партнеров по "Шелковому пути" и даже развертывать свои авианосцы вдоль побережья. Россия при этом может сыграть ключевую роль в восстановлении стабильности в Африке. Москва уже экспериментирует с новой политикой использования "наемников" для поддержки международно признанного, но неоперившегося правительства Центральноафриканской Республики в его стремлении восстановить власть в стране, раздираемой гражданской войной. Успех российской стратегии в этом отношении мог бы убедить другие африканские страны, а также и Китай в том, что Москва может предоставить необходимые средства безопасности для защиты проектов "Нового шелкового пути".

Участие России в процессах разрешения конфликтов в Африке могло бы перейти от начальной военной фазы к второстепенной дипломатической, что может сделать Москву ключевым игроком в любых предстоящих политических решениях в регионе при условии, конечно, что российские национальные компании получат гарантированный привилегированный доступ на местный рынок и его ресурсам.

Этот беспроигрышный вариант может понравиться африканским элитам и их китайским партнерам, которые не имеют военного или дипломатического опыта, который Россия получила благодаря своей антитеррористической кампании в Сирии. Пока Россия проявляет осмотрительность и избегает попадания в какие-либо проблемные ситуации, но положение вещей может резко измениться ввиду предполагаемого нарастания напряженности на африканском континенте в будущем.

Дипломатическая составляющая стратегии также присутствует. Более того, Россия уже в определенной степени проводит ее с индо-японскими соперниками Китая. Укрепление и улучшение двусторонних отношений с каждой из этих держав выигрышно как для России, так и для Китая, потому что это может позволить Москве оказывать "умеренное" влияние на каждого из них в том случае, если США удастся заставить их спровоцировать кризис в отношениях с Пекином.

Россия может также изучить возможности того, чтобы стать полноправным членом организации, противостоящей "Новому шелковому пути" (AAGC), для того чтобы "слизнуть" результаты прогресса гораздо более предприимчивых стран в Африке, особенно если учесть, что Китай не позволяет России получить доступ к этому рынку (хотя это может измениться, если Россия станет стратегическим партнером по безопасности в Пекине на континенте). "Балансирование" между двумя экономическими блоками могло бы стать главным преимуществом России, и оно могло бы принести пользу для слаборазвитых регионов Дальнего Востока и Арктики.

Отказ Европы от сотрудничества с Россией из-за американского давления побудил Москву начать строить восточный вектор для укрепления евразийского ядра через две взаимосвязанные трехсторонние партнерские организации, которые в совокупности образуют основу "Золотого кольца". Используя свое централизованное положение в Евразии, Россия стремится стать незаменимым транзитным государством для большинства континентальных предприятий, а также нейтральным "балансиром" для конструктивного разрешения хаоса гибридной войны, который США посеяли по всему региону.

Многовекторные отношения России с Индией и Японией могут использоваться для приобретения присутствия на рынке в Африке, которое будет дополняться неофициальным военным присутствием при помощи наемников, что позволит контролировать процессы на континенте.

Многие, однако, не хотят, чтобы Россия так тесно сотрудничала с Турцией, Саудовской Аравией и Пакистаном. Россия никак не объясняет свои шаги по использованию мягкой силы, что может в конечном итоге лишить ее доверия других стран. России очень хотелось бы, чтобы ее считали новым игроком в "уравновешивании" всего, в первую очередь, в противодействии дестабилизирующим эффектам американской внешней политики. Тем не менее, многие видят и то, что Россия занимается только лишь своими интересами, что делает ее политику очень похожей на политику США.

Источник

Поделиться

Новости

Все новости

Календарь

Партнёры