Публикации


21.05.2018
Павел Грудинин: «Россия стала страной продавцов и чиновников!» продолжение интервью. Часть 2.

Павел Грудинин: «Россия стала страной продавцов и чиновников!» продолжение интервью. Часть 2.

Директор совхоза им. Ленина об «импотентах» в правительстве, «плевках в кастрюльку» Западу и судьбе своих усов.                    Часть 2-я

 

«Если сейчас не поменять Воробьева, то от Московской области ничего не останется», — говорит Павел Грудинин, отвечая на вопрос, собирается ли он идти на выборы губернатора Подмосковья. В интервью «БИЗНЕС Online» Грудинин рассказывает, как из-за выборов вынужден разгребать вал арбитражных исков и уголовных дел, а также размышляет о том, чем Сурков-геополитик напоминает третьеклассника-зоотехника, почему союз с Китаем обернется катастрофой и зачем развалили СССР.

 

«СЛУШАТЬ СУРКОВА — ВСЕ РАВНО ЧТО ТРЕТЬЕКЛАССНИКА, КОТОРЫЙ БУДЕТ РАССКАЗЫВАТЬ ПРО УСПЕХИ В ЗООТЕХНИКЕ»

— Павел Николаевич, после всего произошедшего на выборах вам не страшно жить в таком государстве?

— У нас недавно тут собирался совет экологического конгресса. Одна девушка рассказывала о ситуации в Находке. Представляете, из порта сейчас везут огромное количество угля в другие страны! Но во всех странах мира уголь грузится закрытым способом, а в Находке — открытым. И угольная пыль лежит слоем на детсадах, школах, количество больных раковыми заболеваниями увеличилось за год на 30 процентов. Люди дышат угольной пылью. Эта женщина говорит, что уже все испробовали: по 8–10 тысяч выходили на митинги, их хватали, сажали в тюрьму. Они четыре года борются с этим. Задайте ей вопрос: вам не страшно жить в этой стране? В Конституции записано, что источник власти — народ, а народ не может ничего сделать, чтобы улучшить экологическую обстановку. Как вы помните, прошлый год был Годом экологии, но все прошло без изменений. Олигархи и чиновники зарабатывают деньги на здоровье людей.

А за две недели до этого, когда я еще был кандидатом, у меня тут сидела женщина из Воронежской области и рассказывала страшные вещи о том, что превышение радионуклидов в Хопре — уже в пять раз, потому что одному олигарху хочется никель добывать и вывозить на Запад. А этим людям не страшно жить в стране?

А человеку, которого замучили в застенках в Санкт-Петербурге? Его изнасиловали, пытали и убили. Ему не страшно было жить в этой стране? Всем должно быть страшно, но ведь все мы как-то живем.

— Не у всех есть возможность сбежать отсюда.

— Я здесь, вместе с вами. Никуда не денусь. И дети мои здесь живут, ходят в наш детский сад. А есть чиновники, у которых квартиры по 500 квадратных метров, которые работают в правительстве и получают доход под 3 миллиарда рублей. А олигарх кто?

— Говорят, что вы.

— Основная масса людей, на которых опирается власть, — это либо запуганные, либо те, которые думать не умеют. Но постепенно люди прозревают. Маловероятно, что в обществе, где огромное количество бедных, голосуют за власть. Но есть, конечно, страна в Африке, там Мугабе по 80–90 процентов получал (Роберт Мугабе был президентом Зимбабве с 1987 по 2017 год, свергнут в результате военного переворота — прим. ред.). Что потом с ним было, мы знаем. Были люди, которые всегда получали по 80 процентов. Это Хосни Мубарак, Саддам Хусейн. Где они сейчас? Мы же все-таки Европа. Так давайте по-европейски жить.

— Кстати, а где наше место в мире? В недавней статье Владислав Сурков предрек России сотни лет геополитического одиночества, отметив, что и на Западе нас не понимают, и на Восток идти не стоит.

— Кто такой Сурков? Великий мыслитель? Может быть. Деятельность Суркова как раз и привела к тому, что Россия находится в нынешнем положении. Конечно, можно рассказывать о суверенной демократии, программе-2020. Кстати, когда я еще был в «Единой России», то участвовал в разработке программы-2020, но меня никто не слушал, а слушали Суркова. Что в результате у него получилось с Россией? Россия — уважаемая держава на мировой арене? Россия — экономически сильная держава? В России есть справедливость? Чего добился Сурков? Кто он такой? Мы можем цитировать Чубайса, Грефа, Кудрина, Суркова, но какой в этом смысл? Через несколько лет они умрут, потомки их проклянут.

Слушать Суркова — это все равно что третьеклассника, который будет рассказывать про успехи в зоотехнике, про прекрасных коров и ветеринарную службу. А рядом будет сидеть настоящий зоотехник, который всю жизнь проработал с коровами, и думать: «Мальчик не дебил, но какой-то странненький». Когда я Суркова читаю, слушаю, то думаю: «Кто такой?» Так что все эти политологи, сурковы... Результат их деятельности мы видим каждый день, заходя в поликлинику, общаясь с чиновниками, проезжая по дорогам России. Даже уже Казахстан и Беларусь — державы, которые уходят из геополитической орбиты России. И в этом всем виноваты такие, как Сурков.

— Все-таки обычно считают, что все решает одно лицо, причем это не Сурков.

— Одно лицо ничего и никогда решить не может. Например, я директор совхоза, у меня большое хозяйство, вдруг нам приходит штраф. Оказывается, что мои ребята решили перекопать дорогу в лесу: штраф — 250 тысяч рублей. Если бы они перекопали дорогу на нашей земле, то не было бы ничего, а так они влезли на лесные земли, формально они неправы. Это директор им сказал сделать? Нет. Но кто виноват? Директор. Думаете, что первое лицо отдает дурацкие команды, которые приводят к нежелательным последствиям?

 

«ПЛОХОМУ ТАНЦОРУ ВСЕГДА ЧТО-ТО МЕШАЕТ. НАДО СНАЧАЛА НАУЧИТЬСЯ ТАНЦЕВАТЬ»

— Конфронтация с Западом у нас нарастает. По-вашему, можем ли мы в принципе быть союзником Запада или же обречены быть вечным его противником?

— Вы замужем, у вас есть свекровь. Представьте, что вы будете приходить к ней домой, плевать ей в кастрюльку и говорить: «Любимая свекровь, у нас же с тобой все нормально». Первый раз она скажет: «Ты ошиблась, наверное, не надо было себя так вести». Второй раз она просто на порог вас не пустит. Так если вы хотите, чтобы к вам хорошо относились, наверное, надо и самим хорошо относиться к каким-то людям. Согласны? Не надо себя выпячивать, даже если у вас ядерная палица есть, вы должны себя вести прилично. Они, конечно, тоже не ангелы, у них свои тараканы в голове. Но не давайте повода своей свекрови относиться к вам плохо. А уж если она поведет себя плохо, тогда у вас будет возможность либо быть великодушной и простить, либо, наоборот, что-то ответить. Мы же ведем какую-то странную политику: хотим, чтобы к нам все относились хорошо, а сами ведем себя так, как хотим, потому что у нас есть ядерная палица. Так же не делают. Надо уважать своих сторонников и даже противников.

Поэтому я считаю, что мы многое сделали неправильно. Уж если ты сказал А, то делай Б. А кто, между прочим, согласился на то, чтобы Ливию разбомбили? А кто сдал Ирак? Кто свернул свою ядерную программу, уничтожил ядерный потенциал? А кто отдал Китаю огромную территорию? А кто принял закон, что у нас есть территории опережающего развития, которые фактически отдают на 75 лет иностранным державам вместе с населением? Это разве сделали враги, это происки США? Плохому танцору всегда что-то мешает. Надо сначала научиться танцевать. Так что я считаю, что у нас огромное количество ошибок во внешнеполитической деятельности и это уже нельзя не замечать. Меня же всегда интересует результат. А что у нас в итоге? Перечислите-ка всех союзников России, на кого можем положиться.

— Сомневаюсь, например, что мы можем положиться на Китай...

— Китай, этот «великий дракон», — наша геополитическая ошибка. У него в приоритете только свои интересы. Судя по всему, надеясь на дружбу с Китаем, мы многое потеряем. Мы все продаем Китаю, но денег не получаем.

— То есть вы считаете, что разворот на Восток — ошибка?

— Это не просто ошибка, это будущая катастрофа. Если вы выпьете денатурат, то умрете не сразу. Но вы уже выпили, и вы уже обречены. Примерно то же самое с Китаем. Не нужно никуда поворачиваться, надо повернуться внутрь страны, а не к Китаю. Надо развивать собственное производство. А Китай еще похлеще европейцев. Те со своей толерантностью могут что-то простить, а китайцы не простят. Они уже залезли к вам в кровать и готовы выкинуть вас оттуда. Им нужен только повод, а его они найдут. Мы можем потерять территории побольше, чем Крым.

 

«С ЕГО ДЕНЬГАМИ ГРЕФ ДОЛЖЕН БЫЛ ПОСТРОИТЬ ТЫСЯЧУ ШКОЛ»

— Вы говорите, что нужно повернуться внутрь. Считаете, что можно сделать всю Россию подобной вашему совхозу — территорией социального оптимизма. Но Россия — страна большая, а ваш совхоз совсем небольшой...

— Какие ресурсы у совхоза?

— Кстати, говорят, что вы в основном не на клубнике зарабатываете...

— Неважно, на чем мы зарабатываем. Но вы же не спрашиваете «Норильский никель», почему он до сих пор не сделал Норильск таким же, как совхоз имени Ленина. У него же доходов в миллионы раз больше, чем у совхоза! Посмотрите: такая же земля с такими же людьми. У нас в совхозе сохранилось производство, мы производим в пять раз больше, чем тогда, когда я стал директором. Мы модернизировали производство, не брали кредитов, но денег хватило на все: и на модернизацию, и на увеличение производства, и на детские сады, и на школы, и на пенсионеров. Так почему в стране этого нельзя сделать?

— Я вас и хочу спросить, в чем причина. Нет желания?

— Конечно. У нас в совхозе нет принципа «воруй — и будь что будет». Поэтому мы пришли надолго и работаем для жителей и развития производства. Как-то к нам приехал [Герман] Греф, когда мы строили школу. Он тоже возводил свою и приехал посмотреть. Он был восхищен, я это видел. Вышел на третий этаж, а у нас оттуда вид на поля с земляникой: «О! Какой вид классный, у меня такого вида нет». Я говорю, что мы производим землянику. А Греф что делает? Наживается на высоких процентах? Создал ипотечную систему, в которой только банк выигрывает всегда? Тогда он сказал мне: «Мы строим школу на свои деньги». А я ему ответил: «Вы думаете, мы за чужие? Мы тоже за свои деньги строим школу». Но только деньги его и деньги наши сравнивать трудно. С его деньгами Греф должен был построить тысячу школ. У него даже годовая зарплата больше, чем мой доход за 100 лет.

В России чего не хватает? Денег? Деньги точно есть, иначе не покупали бы чиновники себе яхты как сумасшедшие. Людей нет? Люди есть, нормальные, толковые. Земля? Есть. Чего нет? Желания. Вы же можете своим специалистам поставить задачу быстро все растащить, можете поставить задачу работать на совхоз, а можете сказать, что главное — это обогащение. Так какое у нас в стране построили общество? Общество потребления. Наша страна стала страной продавцов и чиновников.

— И охранников.

— И силовых структур. Раньше было иначе. Люди работали и зарабатывали деньги, уважали себя. Спросите у своей мамы, была ли раньше уверенность в завтрашнем дне, в том, что в больнице помогут. Мама вам ответит: «Лена, я хочу вернуться в Советский Союз».

А что же такое было в Советском Союзе, чего нет сейчас в России? Те же самые полезные ископаемые, те же самые люди, те же самые климатические условия. Но денег хватало, чтобы помогать развивающимся странам, содержать Совет экономической взаимопомощи и все эти сателлиты, производить огромное количество различной продукции, создавать заводы, фабрики, иметь бесплатную медицину, образование. Мы же в космос летали, перекрывали реки, строили электростанции. Все нас уважали. Денег хватало, чтобы перевооружить всех своих союзников. Тогда что изменилось за эти годы?

— Территория стала меньше.

— Все союзные республики, особенно Узбекистан, Туркменистан, жили за счет России. Мы им деньги направляли, чтобы они там нормально жили. Латвия, Литва, Эстония, Молдавия — все это были территории, которые за счет России, Украины, Белоруссии неплохо жили.

— И чего же сейчас нет?

— Идеология власти изменилась. Все ругают КПСС, а в ее программе было записано, что главной задачей партии является повышение материального благосостояния советского народа. Воровать не давали. Все знали, что секретарь райкома имеет на что-то право, но если превысит полномочия, то его быстро секретарь обкома уберет. А тот, в свою очередь, боялся ЦК, где сидели люди, которые прошли путь от рабочего до члена политбюро и работали на страну. Да, у них были привилегии, но по сравнению с теми, что есть у нынешних чиновников... Тогда пенсия у бабушки была 120 рублей, а у этого зарплата в 600–800 рублей. Но такого разрыва в доходах, как сейчас, не было.

Китайцы нас почему обогнали? Они дали возможность малому и среднему бизнесу развиваться, но крупные стратегические отрасли оставили за государством. Они не выпустили из рук тарифы, а малый и средний бизнес начал работать и завалил весь мир китайскими товарами. А мы в этот момент с 20 процентами [доли в мировом] ВВП ушли до 2 процентов, поскольку олигарху обязательно надо купить еще одну яхточку, ведь бедный руководитель госкорпорации не может без 2 миллионов рублей в день, а вице-премьеру нужно построить дачу в 3 тысячи квадратных метров. Без этого они, оказываются, не могут. Тогда же была система: высунулся с богатством — и тебя не стало. А мы сейчас не можем побороть коррупцию, бедность. Мужчина, который хочет, но не может, — импотент. Так что в правительстве собрались импотенты. Они «хотят», но ничего не «могут». А что же тогда эти «импотенты» делают в правительстве?

К сожалению надо признать, что огромное количество наших сограждан участвовали в процессе фальсификации выборов. Ведь нельзя фальсифицировать без избирательных комиссий, без тех людей, которые пошли и по 2–3 раза проголосовали, без полицейских, которые все видят, но закрыли глаза, без прокуроров, без этих политологов, которые несут всякий бред, без продажных «журналистов», которые рассказывают то, чего нет. Например, Петр Толстой заявил, что надо лечиться корой дуба. Я посмотрю, когда его близкий человек будет умирать, а он к нему придет с корой дуба вместо американского лекарства, которое у нас производить, к сожалению, не могут.

У нас в стране создали такую экономику, которая обслуживает власть. Группа холуев даже не понимает, что делает, а потом бежит и просится улететь за границу на операцию. Видите ли, у них денег много. Так пойдите и попробуйте потратить их на российскую медицину. Попробуйте здесь организовать нормальное медобслуживание, когда к тебе приходят и говорят: бинты импортные, шприцы импортные. А что у вас отечественное? Руки. Правда, катетер в вену поставить не могут. А ведь это дипломированный специалист, заплатил за свое обучение, но зато диплом есть. Хотите попасть ему в руки?

 

«НАША ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ПРИВЕЛА К ТОМУ, ЧТО У НАС В СНГ НЕ ОКАЗАЛОСЬ ДРУЗЕЙ»

— Почему тогда развалился Советский Союз, если все было настолько хорошо?

— Потому что жадность обуяла. Им захотелось свободы для себя. А как это сделать? Надо было провозгласить перестройку. В принципе, перестройка была нужна, китайцы тоже примерно в это же время провозгласили перестройку, но они направили свои силы на производство, на усиление государства. А наши свои усилия куда направили? На обогащение. Поскольку приоритеты были расставлены, а вся эта политика после Горбачева и Ельцина была продолжена и усилена, то в результате появилось огромное количество бедных и маленькое число богатых.

— Вы хотите сказать, что кашу заварил Михаил Горбачев?

— Нет, он начал перестройку. Если бы мы сейчас вызвали Горбачева и спросили: «Что у тебя такое получилось?» Он бы ответил: «Я даже о таком не думал, у меня даже в мыслях не было». Но пришел популист Ельцин, который «сожрал» Горбачева, который плевать хотел на всенародный референдум. Ведь был референдум о сохранении СССР, все же проголосовали за. Но все взяли и тихо слили, потому что думали, что мы великая страна Россия, которая всех кормит. А потом оказалось, что мы стали кормить только своих олигархов и больше никого.

— Печальный итог.

— Что получилось, то получилось. Но получилось плохо.

— Возможен СССР 2.0, о котором говорят некоторые политики?

— СССР вообще уже невозможен. Вы же понимаете, что произошло за последние несколько лет? Мы переругались со всеми, в том числе внутри СНГ. Любые союзы силком не получаются. Наша внешняя политика привела к тому, что у нас внутри СНГ не оказалось друзей. Беларусь и Казахстан уже не друзья, они уже смотрят в разные стороны. Например, Нурсултан Назарбаев ездил в США, заключил с ними контракты, договоры. Он же разрешил американцам на пять дней без визы приезжать. А мы вводим еще дурацкие санкции. Ведь, в соответствии с нашими договоренностями с Беларусью и Казахстаном, санкции могут вводить только три страны одновременно, потому что у нас единое экономическое пространство. А мы сами наплевали на эти договоренности и одни ввели санкции. Таким образом мы дезавуировали наш экономический союз. Мы сами первыми сказали: «Пошли все, мы великие!» А белорусы сказали: «Ну ладно. К нам-то можно ввозить», — и потом они весь товар везут к нам сюда. И где тут основание для запрета? Тогда надо восстанавливать границу, а мы сделать этого не можем. А я представляю, что бы было, если бы реально белорусы отказались нам ввозить товар. Знаете, как полки бы опустели?

— Беларусь у нас и так ругают за поставки фальсификата, контрафактного сухого молока...

— Смотрите, Россия заключила соглашение с Индонезией на поставку туда истребителей Су-35. По этому договору за самолеты нам платят пальмовым маслом. Россия ввозит к себе это пальмовое масло, из которого получаются молочные продукты. А куда это все потом попадает? Разве вывозится в Китай? Нет. Все это остается здесь. Получается, что Россия своими руками травит собственный народ, а потом обвиняет Беларусь. Понимаете, интересы государственных и полугосударственных компаний лежат в сферах интересов чиновников. Построить завод в Тамани по приемке пальмового масла мы могли только с участием власть имущих. Если вы вникните в ситуацию, то поймете, что за всем стоят госслужащие. За мусором стоит госслужащий или член кооператива «Озеро». Все, что приносит деньги, распилено между людьми, которые имеют в том числе иностранное гражданство. Налицо двойные стандарты. Видите ли, у меня сын женился на девочке из Латвии, и говорят, что это плохо. А то, что у некоторых чиновников-патриотов дети не говорят по-русски и вообще здесь не появляются, значит, хорошо.

 

«ПОМНИТЕ ФРАЗУ «БЫЛ БЫ ЧЕЛОВЕК, А СТАТЬЯ НАЙДЕТСЯ»? ЭТО ПРО НАС»

— Вернемся к главной теме. Итак, послесловие: выборы закончились. Какие последствия имела ваша выборная кампания?

— Ничего не закончилось. Это для людей, которые голосовали, все закончилось. А для меня и моего коллектива все только началось: шесть арбитражных дел, два в судах общей юрисдикции, попытка возбуждения уголовных дел. Для нас все только начинается, как и для моих друзей, которые пострадали, так и для бизнеса. Я же обратился к президенту 19 марта, сказал, что это ненормально, что за три месяца, когда я был кандидатом в президенты, все старые дела, которые мы выигрывали, возобновили. Но ведь это ненормально. На это никто не рассчитывал. Поэтому сейчас мы пытаемся отбиться от рейдерской атаки, пытаемся выиграть апелляции в судах. Нет уверенности, что все хорошо закончилось для моего коллектива.

— Что именно?

— У меня и совхоза появились серьезные проблемы, мои дети и друзья пострадали: у одного счета заблокировали, другой попал с моей внучкой в неприятную ситуацию, за ними гонялся Life. Никто нас не может защитить, кроме КПРФ, которая сейчас пытается минимизировать мои проблемы. Надеемся, что к 100-летию совхоза, которое будет в ноябре, наши проблемы исчезнут. Ведь они просто на пустом месте появились. Помните фразу «был бы человек, а статья найдется»? Это как раз про нас. Сейчас нам такие статьи шьют, что представить было невозможно. Например, уголовное дело по подделке штампов, бланков, печатей.

— Насколько я понимаю, вы не слишком доверяете нашим судам. Как же вы собираетесь судиться?

— У нас есть другие суды? Вы можете не особо доверять нашим врачам, но если других нет, то вы все равно пойдете в больницу. Так что у нас нет другой полиции, других судов, другой прокуратуры, другой власти. Мы вынуждены общаться с ними, потому что других нет.

— Вам не кажется, что вы боретесь с ветряными мельницами?

— Как вы относитесь к Дон Кихоту? Он у вас положительные или отрицательные эмоции вызывает?

— Чудак. Эмоции скорее положительные.

— Да, он боролся с ветряными мельницами, но эмоции вызывает положительные. Что же, теперь ничего не делать? Давайте ляжем и умрем? Нет. Вы же боретесь. Или, например, вы выходили замуж, у вас были опасения, а вдруг муж не такой, но вы же все-таки рискнули, надеясь, что он окажется хорошим человеком.

Или я общаюсь с полицейским и говорю: «Вы же честный человек, все понимаете». Он отвечает, что все понимает и в рамках своей свободы может принять какое-то решение. Или судье говоришь: «Вы же все понимаете?» И тот соглашается, если ему в этот момент не поступил телефонный звонок. Был случай, когда один судья вообще вызвал и «должным образом уведомил» моего друга, который умер 8 лет назад. Так ведь и написал в деле, даже обязал покойного заплатить пошлину в размере 1,7 тысячи рублей. Тогда судье предъявили документы, что человек умер, но он плевать хотел на это. Судя по всему, не он писал судебное решение. Поэтому мы вдруг из нормальной компании стали компанией, которая как будто что-то нарушила. Это анекдот. А ведь это суд! Теперь мы в апелляции будем добиваться правды. Некоторые суды мы выигрываем. Пока мы с вами разговариваем, мне пришло СМС от юриста: «Павел Николаевич, Ерошкин (это акционеры, которые отдали свои доверенности) отказался от исковых требований по признанию недействительным решения общего собрания 2017 года. Маленькая победа». Да у нас все документы были и тогда! Зря они нам мозги полоскали. Когда юристы увидели все документы, они поняли, что дело бесперспективное.

— Поясните, откуда эти пайщики появились.

— Никаких пайщиков не было. Были акционеры. Но из-за ошибки по указу Ельцина на нашу землю вдруг после того, как мы стали акционерным обществом, написали какие-то свидетельства. Причем у нас было 526 акционеров, а выписали 417 свидетельств. Тогда общее собрание проголосовало, что все уже в уставном капитале, поэтому никто и не получил свидетельств. Но возникли два человека, которые ходили и говорили, что хотят получить свидетельства. Им отказали все суды. Но время от времени, когда начинаются избирательные кампании, выходят 5–7 человек, которые говорят: «Мы пайщики». Они каждый раз проигрывают. И тут они тоже вышли, а депутат областной Думы от «Единой России» заплатил за них госпошлину — 60 тысяч за каждого. На этот суд приехало огромное число тележурналистов. Мы говорим: «Они же акционеры, вот реестр, некоторые ходили на общие собрания. Не могут быть пайщики акционерами». Суд отправил их в арбитраж, то есть признал, что они не пайщики. А зампредседателя Мособлсуда два часа орал на судью «Ну-ка быстро отменить решение!» И апелляцию провели за два дня, хотя в пленуме ВС написано, что меньше 15 дней быть не может. Но им надо было успеть к 18 марта. И так все это и тянется. Так и появились пайщики, хотя на самом деле их никогда не было.

— Так они отказались от своих требований?

— Они подали пять или шесть исков. Но они не ходят на судебные заседания, вместо них на процессах присутствуют юристы-рейдеры, которых пенсионеры явно не могли нанять. За них это сделал депутат областной Думы от «Единой России». Областная власть дрожит от одной мысли, что я могу пойти на выборы губернатора.

 

«В АРМИИ СОЛДАТЫ ДО ДЕМБЕЛЯ ОТМЕЧАЮТ ДНИ В КАЛЕНДАРЕ. ТАК И МОЯ СЕМЬЯ ЗАЧЕРКИВАЛА ДНИ ДО 18 МАРТА»

— А вы пойдете на выборы губернатора в сентябре?

— Вы хотите напечатать, что я пойду, чтобы губернатор еще больше испугался? Я вам точно могу сказать одно: если сейчас не поменять губернатора, то от Московской области ничего не останется. Он и так ее уже почти угробил. Теперь нужны годы, чтобы восстановить то, что было хотя бы при [Сергее] Шойгу или [Борисе] Громове. Люди некомпетентные, еще и алчные, приведут страну, область, район к тяжелым последствиям. Это сейчас и происходит. Главная проблема Московской области — губернатор [Андрей] Воробьев. Но главная его задача — «правильно» провести выборы, а потом защитить свою власть и дальше продолжать грабить Московскую область.

Но даже в этой ситуации надо уметь чему-то радоваться. Когда мне совсем плохо, я иду в нашу школу или детский сад. Там дети, они такие хорошие. Ради них стоит жить. Они наше будущее.

— У вас не проявился политический азарт? Хотите продолжения?

— Спросите лучше, получил ли я удовольствие от этого процесса. Нет, не получил. А что такое азарт?

— Это значит, что вы намерены дальше идти в политику...

— Все это надо еще осмыслить. Мы же говорили с вами, что процесс еще не закончился. Нет, для коллектива совхоза имени Ленина еще продолжается. Сейчас пока надо выйти из этой ситуации достойно. А дальше посмотрим. Что такое азарт: «У меня 12 процентов, а я мог бы больше»? Я кажусь мечтателем, но я на самом деле прагматичный человек. Но за мной миллионы моих единомышленников, и перед ними я в ответе.

— А лично вы?

— О себе я как-то и не думал. Конечно, нам было тяжело, в том числе моей семье.

— Как восприняла семья ваше желание идти в президенты и потом результаты выборов?

— В армии солдаты до дембеля отмечают дни в календаре. Так и моя семья повесила календарь и зачеркивала дни до 18 марта. Это был очень тяжелый период. Все мои близкие попали в очень сложную ситуацию. Все думали: когда же все закончится? Они же видят, что происходит. Но, честно говоря, все это не принесло никакого удовольствия. Но есть еще другой принцип: если не я, то кто должен был это делать? Кто?

— В самом начале было много желающих.

— Я думаю, что среди бизнесменов было мало. Мы же понимаем, в каком мире живем.

— Вас даже с Михаилом Прохоровым иногда сравнивали.

— Между мной и Прохоровым, как между мной и Титовым, — пропасть. Они-то шли по согласованию с властью. Прохоров в 2012 году ничего не делал, его задачей было оттянуть часть голосов и имитировать выборный процесс. А я работал серьезно, и против меня тоже серьезно работали. Кто-нибудь столько грязи на Прохорова вылил? Кстати, он был и остался собственником зарубежных баскетбольных клубов. У него огромное количество имущества за границей, все прекрасно знали, как он живет, как на самолетах летает с девчонками. Это было известно всем. И он не пострадал. После выборов Прохоров набил самолет моделями и улетел, а я тут сижу и расхлебываю, заодно готовлюсь к весенней полевой кампании. Между мной и Прохоровым ставить знак равенства нельзя.

 

«КОГДА МЫ ПОСТРОИЛИ НОВУЮ ШКОЛУ, НИ ОДИН ЖУРНАЛИСТ НЕ ПРИЕХАЛ. КОГДА Я СБРИЛ УСЫ, ЗВОНИЛИ ВСЕ»

— Вы не без колебаний, но выполнили условия публичного спора. Легко было расставаться с усами?

— Меня это вообще не беспокоило, меня тревожило другое — моральный аспект. Я не считаю, что мы набрали меньше 15 процентов, я абсолютно убежден в том, что больше. То, что записали в ЦИКе, и то, что мы реально получили, — две большие разницы. Другое дело, что у нас [Юрием] Дудем не было дополнительных условий: если ты признаешь выборы честными, то я сбрею усы. Поэтому формально в мужском споре я проиграл. Я не мог не сбрить усы, потому что пообещал. Другое дело, что я дождался официального опубликования результатов. И после того, как они объявили, что у меня 11,77 процента, я пошел и сбрил усы. И ничего страшного, как видите, они уже отросли.

— До этого вас давно видели без усов?

— Я думаю, что меня видели только близкие, это было в 1985 году. Получается, что 33 года я хожу с усами. А вообще, меня поразило другое — в стране что-то произошло, особенно у журналистов. Когда мы построили новую школу, а она признана лучшей, то ни один журналист к нам не приехал, ничего не спросил. А когда я сбрил усы, вынужден был отключить телефон, звонили все. Или писали СМС: «Я продюсер „России-24“, скажите, пожалуйста, вы сбрили усы или не сбрили. Подтвердите нам». Ерунда какая-то!

Такое же чувство я испытал, когда [Дональд] Трамп выиграл выборы. Я смотрел на идиотов-политтехнологов, депутатов Госдумы, которые радовались этому. Они же даже не знают Трампа, ни разу с ним не разговаривали, а так радовались: «Мы победили!» А потом и главной новостью стала инаугурация Трампа. Вы, журналисты, инаугурации Трампа уделили больше эфирного времени, чем инаугурации нашего президента. По всем каналам транслировали это в прямом эфире. Вы бы так наши проблемы освещали. В тот момент как раз подняли цены на газ. А через год Трамп показал себя!

Если у нас ребенок напал с ножом на других, то у нас молчат. А если сделали то же самое в Америке, то наш премьер-министр выражает соболезнование американскому народу. Дебилы... Своих пусть режут, а туда мы направляем соболезнования.

— И все же вы решили не оставаться в новом образе?

— Например, вы поспорите с подругой, что пострижетесь, и сделаете это. Но вы же сделали это под давлением, не хотели этого, так почему вы должны всю жизнь теперь ходить с короткими волосами? Хотя женщины мне в один голос говорят: «Вам так лучше, оставайтесь так».

— Да, так и есть.

— Ну... Я подумаю!

Источник

Поделиться

Новости

Все новости

Календарь

Партнёры