Публикации


11.04.2018
Перед Скрипалем: судьба предателей Родины

Перед Скрипалем: судьба предателей Родины

Так называемое "дело Скрипалей" еще далеко от завершения и простым смертным неизвестно, кем, собственно говоря, является бывший разведчик ГРУ Сергей Скрипаль — предателем или двойным агентом, жертвой хитроумной игры спецслужб или разменной картой в большой политике.

Историки разведки признают, что до самой кончины Сталина в СССР не было шпионской сети западных разведслужб. В какой-то момент аналитиков ЦРУ осенило, что бессмысленно засылать к нам агентов на парашютах и пытаться завербовать советских граждан, имеющих доступ к государственным секретам. Это нашло отражение в примитивных фильмах-агитках той поры и песне-пародии Володи Высоцкого ("Жил в гостинице "Советской" несоветский человек").

Другое дело — перебежчики. Эти господа-паны гадили и до предательства Христа. Со времен Андрея Курбского до Андрея Власова — сиречь от Иоанна Грозного до генералиссимуса Сталина. Предатели — это не сказочные "мальчиши-плохиши" (эти никакими тайнами не обладают), а часть политической и государственной элиты. Как правило, люди, близкие к верхам. Представители истеблишмента. Пятая колонна из гнилых членов правящей власти.

Самое ценное достояние западных разведок эпохи холодной войны полковник ГРУ Олег Пеньковский не проработал на своих боссов из ЦРУ и МИ-6 и двух лет. Этот срок мог бы оказаться вполовину короче. В августе 1961 года от агента из военного министерства Франции, завербованного сотрудником парижской резидентуры ГРУ Вадимом Георгиевичем Ильиным, поступила информация, что в Советском Союзе есть предатель по фамилии Пеньковский. Однако парижский резидент ГРУ Николай Иванович Чередеев наложил вето на упоминание его фамилии. Ильин продолжал настаивать, но его отозвали в Москву, а затем заставили уволиться из органов. Военный разведчик оказался за письменным столом в "Воентехиздате".

Перебежчиком Пеньковскому не суждено было стать. Ребята из 7-го управления КГБ 30 декабря 1961 года засекли контакт "в одно касание" между сотрудницей английского посольства и штатной дамой МИ-6 Джанет Чисхолм и неизвестным русским в Москве на Цветном бульваре. Слежка за этой не-леди вывела нашу контрразведку на Олега Пеньковского. Наводка на чету Чисхолм была получена еще в середине 1950-х от Джорджа Блейка, работавшего вместе с этой парочкой в западноберлинской резидентуре МИ-6.

В Рунет делаются вбросы: мол, Пеньковский был не тем, кем его представили, а "пал жертвой" междусобойчика ГРУ и КГБ. Заглянуть в архивы разведок дано далеко не каждому, зато всем доступны материалы, написанные знающими людьми. Из воспоминаний и публикаций "однокашников" предателя предстает по-человечески неприятный тип.

Олег Пеньковский не только охотно лебезил перед вышестоящим начальством, на комсомольско-партийных собраниях постоянно восхвалял руководителей академии, но и злобно критиковал тех, кто не был любимчиком руководства.

До поры до времени Пеньковского спасали связи: он был женат на дочери начальника Политуправления Московского военного округа генерал-лейтенанта Гапановича и ему покровительствовали другие высокие чины, никак не связанные с ним родственными узами. Среди них — маршал ракетных войск и артиллерии СССР Сергей Варенцов.

До разоблачения изменника Родины случился бытовой казус — изобличение прелюбодея. Олег Владимирович закрутил роман с некой певичкой. Свою жену он предупредил, что уезжает в командировку. Взяв отпуск за свой счет по семейным обстоятельствам, любвеобильный дядя отправился с любовницей в Крым.

Жена позвонила мужу на работу, чтобы узнать новости от своего благоверного, и выяснила, что тот и не думал уезжать, как сказал, в Польшу. Зародившиеся сомнения в верности мужа кое-как сумели подавить его друзья-приятели, сумевшие убедить одураченную женушку, что поездка на черноморское побережье была вызвана необходимостью сопровождать не дрыгалку из Мосэстрады, а якобы нужного человечка, который поспешествует будущей карьере военного разведчика.

У скептически настроенных нам не-товарищей возникают порой сомнения в "предательстве" Пеньковского, и они поговаривают о "двойном агенте". Они ссылаются на тогдашнего шефа Второго главного управления КГБ, управления контрразведки, генерала Грибанова и начальника Третьего главного управления комитета, управления военной контрразведки, генерала Ивашутина, получивших первые данные о возможных связях Пеньковского с западными спецслужбами.

Помимо фотографий встреч Пеньковского в Москве с иностранцами, никакой уличающей информации против полковника ГРУ не возникало. Боязнь ошибками навлечь на себя гнев крутых государственных чиновников, покровительствовавших Пеньковскому, не позволяла им давать ход своим сомнениям.

В Государственном комитете СССР по науке и технике, куда полковника направили работать по заданию Главного разведывательного управления, ему было поручено отвечать за вопросы экономического и научно-технического сотрудничества с западными странами. На языке ГРУ это означало, что на этом посту полковник Пеньковский отвечал за результаты военно-промышленного шпионажа.

О людях, которые добились каких-то успехов, принято говорить, что они оказались в нужное время в нужном месте. На Пеньковского сработала еще и "третья" составляющая. Новая стратегия ЦРУ предусматривала вербовку лиц, уже имеющих доступ к конфиденциальной информации: дипломатов, военных чинов и особенно офицеров разведки, находящихся на службе за границей. Доходило до телефонных звонков сотрудникам советских посольств с целью их вербовки.

Живучей оказалась порода тех, кто шел к ним по собственному желанию...


pravda.ru

Поделиться

Новости

Все новости

Календарь

Партнёры