Публикации


06.12.2017
Как Россия стала индейским племенем на захваченной территории

Как Россия стала индейским племенем на захваченной территории

Смотрите: в конце восьмидесятых годов прошлого столетия, когда я работал в самых разных изданиях — от областной газеты до органа ЦК КПСС газеты "Правда", — то знал силу печатного слова. Публикации журналистов и писем в редакцию останаливали огромное количество провокаций, социальных, межэтнических конфликтов. Позволяли делать выводы управленцам, как быть дальше.

Сегодня, когда Международный олимпийский комитет рассматривает вопрос об участии российской делегации в зимней Олимпиаде, и любое его решение для нашей страны постыдно, ее унижает, задаюсь вопросом: а кто-нибудь в администрации президента, правительстве, минспорта хоть раз, один-единственный раз, занимался рассмотрением обзоров прессы, мнений аналитиков, социологических исследований, наконец? Что думает по поводу допингового скандала страна? Что думает Россия?

Уверяю вас — нет.

В российской прессе, интернет-изданиях, блогах была опубликована целая палитра мнений на этот счет. Публиковали их, если уж говорить из старых каких-то традиций, исходя из принципа Маяковского: "Моё мнение вливается в мнение моей республики". Нет, не вливается. Наши мнения мало кого интересуют.

На самом деле, это — диагноз. Когда-нибудь студенты или аспиранты будут писать курсовые и диссертации о том, как в ходе интенсивной информационной войны российское руководство продолжало исходить из того, что любые вопросы можно решить административным ресурсом и еще постоянно проверяя на прочность авторитет президента.

И потому у нашей страны ответ на любые санкции против наших олимпийцев — это Мутко, а не какие-то организационные решения или информационная контратака.

Ну, скажем, полтора года назад "Правда.Ру" предложила подумать об организации альтернативной Олимпиады. Уже тогда было понятно, что одна из целей в инфовойне, объявленной США против России, — спорт, наши достижения в нем. За прошедшее время можно было создать нормальную инфраструктуру, а это не только спортивные арены, которые у нас есть, скажем, в Сочи и других городах. Это, в первую очередь, работа с сотнями телеканалов, печатных и интернет-изданий в мире. Подготовка к ее более-менее масштабному освещению.

Нет, не сделали, не пошли на это. Предпочли оправдываться, пытаться уговаривать и подкупать международных спортивных чиновников, играя по старым правилам, не учитывающим реалий инфовойны. В результате против наших спортсменов выдвигались и выдвигаются новые и новые обвинения, а в мировой прессе Россия выглядит откровенно жалко. Или вы знаете примеры, когда ведущие мировые издания приводили полностью нашу аргументацию по поводу использования допинга? Если нет, то должны в любом случае согласиться с выводом о жалкости.

Сегодня уж точно мы можем признать: олимпийское движение, его аппарат, съедены бюрократией госдепа. На ближайшие годы на мировом олимпийском движении надо поставить крест. Что делать в этом случае? Тихонечко провести собственные "Игры добровой воли", о которых за два дня до начала сообщат два-три российских телеканала, государственные информагентства, как это было с проведением Международного фестиваля молодежи и студентов в этом году? Если да, то поздравляю всех россиян с тем, что мы оказываемся на мировой обочине спорта. Если нет, то — мы объявляем о проведении в следующую зиму своей Олимпиады по зимним видам спорта и после начинаем готовиться к летней.

В опубликованной уже больше трех лет назад колонке "Оправдывающиеся не побеждают. Рецепты инфовойны" я писал, что нам нужна стратегия ее ведения. Как думаете, выработано ли хоть что-нибудь?

Нет. Все наши акции в защиту RussiaToday, имеющей крайне низкий охват в США и Европе (надо в этом честно признаться), в виде закона о СМИ-иноагентах и т. д., это — опять оправдание.

А вот, например, скажите, были ли введены, откорректированы и действуют ли сейчас в рамках военных кафедр в лингвистических и идеологических вузах курсы обучения ведению информационных войн? На фоне огромного раздутого информационно-пропагандистского аппарата минобороны, выдающего ляпы в виде иллюстраций к своим сообщениям из компьютерных игр, вопрос совсем не праздный.

Нет таких курсов. Более того — в филологических вузах и кафедры такие не действуют.

Были бы открыты, действовали бы, кто знает — пошел бы МОК сегодня на принятие унижающего достоинство России решения? Думаю, опираясь только на качественную работу студентов военных кафедр (будь они вовремя открыты) среди правозащитников в разных странах, студенческих активистов и т. д., то есть на сформированное нами общественное мнение, Международный олимпийский комитет побоялся бы скандала.

Но я вам скажу больше: такие кафедры и не откроют.

Примеров и предложений того, как Россия могла выйти победителем в ведущейся против нас информационнйо войне, много. Другое дело, что, как я уже говорил выше, их никто не анализирует, не систематизирует, по ним не принимаются решения.

О чем здесь вообще говорить, если на мое прямое обращение к Роскомнадзору о пессимимзации поисковой системой Google российского издания в ведомстве никто не посчитал нужным ответить, несмотря на требования закона о средствах массовой информации и закона "Об обращениях граждан". Как верно выразился один высокий чиновник, "пока Папа ничего не сказал, лучше ни во что не вмешиваться".

Из-за такой позиции российского чиновничества мы сегодня и утираемся, и еще долго будем утираться от решений МОК, ЕСПЧ, ООН и так далее, и тому подобное. Что ж, после девятого вала роста патриотического самосознания в результате возвращения Крыма, теперь нам надо привыкать и к этому: к утиранию плевков на лице.

Обидно, правда?


www.pravda.ru

Поделиться

Новости

Все новости

Календарь

Партнёры