Публикации


10.11.2017
Банковский мир Китая. Рекорды и вызовы

Банковский мир Китая. Рекорды и вызовы

В октябре на XIX съезде Коммунистической партии Китая (КПК) было сказано, что финансово-банковский сектор китайской экономики претерпит существенное реформирование. Конкретики не приводилось, но попытаемся понять, что может ждать банковскую систему Китая в перспективе. До сих пор она являлась локомотивом, двигавшим китайскую экономику и обеспечивавшим беспрецедентно высокие темпы роста ВВП. Сама система имеет трехуровневую структуру и полностью находится под контролем государства.

Первый уровень формируют Народный банк Китая и так называемые политические банки, или банки развития. Примечательно, что Народный банк как Центробанк КНР является эмиссионным, кредитным и платёжно-расчётным центром, а надзором за банками не занимается. Его осуществляет Всекитайская комиссия банковского регулирования (ВКБР), находящаяся в подчинении Госсовета. Три политических банка развития – это Государственный банк развития Китая, Банк развития сельского хозяйства Китая, Экспортно-импортный банк Китая, отвечающие за реализацию государственных программ в промышленной, аграрной и внешнеторговой областях соответственно.

Основу банковской системы составляют государственные коммерческие банки второго уровня, среди которых лидирует большая четвёрка: Банк Китая, Промышленно-торговый банк Китая, Строительный банк Китая, Сельскохозяйственный банк Китая. Они выделены в особую категорию, и прерогативой правительства является модернизация и повышение эффективности их деятельности. Также на втором уровне находятся финансовые компании, осуществляющие банковские операции: корпорации по управлению активами, трастовые инвестиционные компании, лизинговые финансовые компании. Здесь выделяется Международная корпорация Китая по доверительным операциям и инвестициям, подчинённая Госсовету. Имеет право учреждать финансовые и другие организации за границей совместно с иностранными фирмами с целью привлечения иностранных кредитов.

Третий уровень – сеть сельскохозяйственных и городских кредитных кооперативов, а также многочисленных почтовых отделений связи. Они являются основой финансирования малого и среднего бизнеса.

Банковский сектор экономики в Китае развивался более высокими темпами, чем многие другие сектора. В 2016 году по такому показателю, как активы (основная часть активов банков – кредиты), банковская система Китая вышла на первое место в мире. Вот данные об активах ведущих банковских систем на конец 2016 года (трлн. долл.): Китай – 33; страны еврозоны – 31; США – 16; Япония – 7. (Для сравнения: по данным Банка России, активы банковской системы РФ на конец 2016 года составили 80 трлн. руб., или примерно 1,3 трлн. долл.). Если в США совокупные активы банковского сектора сопоставимы с показателем годового ВВП, у стран еврозоны банковские активы превышают ВВП в 2,8 раза, то в Китае это превышение составляет 3,1 раза.

Кроме того, в Китае очень развит теневой банкинг (нелегальные, находящиеся вне контроля банковских регуляторов операции), с учётом которого банковский сектор Китая тем более оказывается впереди планеты всей. В последние несколько лет Китай начинает также ставить мировые рекорды по такому показателю, как количество банков, попадающих в рейтинговые списки лидеров мирового банковского бизнеса. В прошлом году в первой пятёрке банков мира по показателю активов четыре банка были из КНР. Вот как выглядел список топ-5 в 2016 году (в трлн. долл.):

1. Промышленный и коммерческий банк Китая (Industrial and Commercial Bank of China – ICBC) – 3,62;

2. Китайский строительный банк (China Construction Bank Corporation – CCB) – 2,94;

3. Китайский сельскохозяйственный банк (Agricultural Bank of China – AboC) – 2,82;

4. Банк Китая (Bank of China) – 2,63;

5. Банк HSBC (HSBC Holdings plc) – 2,50.

Лишь последний из пяти банков – не китайский. Для справки: далее за топ-5 следуют такие знаменитые банки, как JPMorgan Chase (США), BNP Paribas (Франция), Mitsubishi UFJ Financial Group (Япония), Bank of America (США), Crédit Agricole (Франция).

Конечно, по некоторым другим показателям китайские банки ещё не лидируют в мировых рейтингах. Скажем, по рыночной капитализации (по состоянию на апрель 2016 года, млрд. долл.) китайские банки занимали третью, четвёртую, шестую и седьмую строчки. Однако важна тенденция: ещё в начале текущего десятилетия в мировых рейтингах банков по показателю капитализации не было ни одной китайской кредитной организации.

Китайские партийно-правительственные руководители вынуждены признавать, что долговая нагрузка на реальный сектор экономики, вызванная банковским кредитованием, запредельна. В портфелях китайских банков растёт доля «плохих», «проблемных», «просроченных» и «безнадёжных» кредитов (погашение основного долга и даже обслуживание в виде выплаты процентов прекратилось или осуществляется с нарушением графиков). В последние два года НБК и ВКБР пытались закручивать гайки, ужесточая правила работы банков, в том числе повышая резервные отчисления по выдаваемым кредитам. Реакцией клиентов банков (компаний реального сектора экономики) стало повышение спроса на более дешёвые кредиты теневого банкинга. В итоге долговой пузырь в китайской экономике продолжал расти. Можно ожидать, что в ближайшее время власти вынуждены будут серьёзно заняться теневым банкингом, кредитные операции которого, по оценкам экспертов, уже превысили операции «белого банкинга».

Чтобы не допустить резкого перекрытия доступа «денежного кислорода» в китайскую экономику, властям КНР придётся всерьёз подумать о развитии фондового рынка. По мнению китайского бизнеса, правила работы на биржах (в первую очередь первичное размещение ценных бумаг – IPO) являются чрезмерно жёсткими, поэтому и возник перекос в сторону банковского кредитования. В Китае много сторонников американской модели финансирования бизнеса, которая делает упор на получение денег компаниями на фондовом рынке, а не на рынке банковских кредитов. И вроде бы власти в этом десятилетии стали разворачивать китайские компании в сторону фондового рынка. Однако неожиданно летом 2015 года на фондовом рынке КНР появились признаки резкого обвала, биржи пришлось даже на время закрыть. Видимо, властям придётся наводить порядок также на фондовых биржах, ещё больше закручивая гайки. Построение американской модели в Китае откладывается.

До конца 2014 года в КНР действовал абсолютный запрет на создание частных банков. Последние три года наблюдается смягчение этого запрета. ВКБР в 2014 году приняла решение о создании нескольких частных банков в качестве пилотного проекта по кредитной поддержке малого бизнеса, было выдано пять лицензий. Первый из них – Банк народного предпринимательства Вэньчжоу (Wenzhou Minshang Bank) в Вэньчжоу (провинция Чжэцзян). Совокупные активы пяти первых частных банков составляли в сентябре 2016 года 133 млрд. юаней (около 19 млрд. долл.). Позднее Всекитайская комиссия по банковскому регулированию выдала еще несколько подобных лицензий. Новые банки начнут (или уже начали) свою деятельность в Пекине, Цзянсу, Гирине, Ляонине и Шаньдуне. Ожидается, что к концу текущего года в Китае уже будет функционировать 16 частных банков.

Ещё одной новой тенденцией в банковской сфере китайской экономики может стать либерализация режима для иностранного капитала. До вступления Китая в ВТО в стране не было ни одного иностранного банка, и не один иностранец не участвовал в капитале китайских банков. В декабре 2003 года ВКБР издала документ, разрешающий нерезиденту приобретать до 20% капитала китайского коммерческого банка. В целом Пекин проводил явно протекционистскую политику в этой области. Существовали жёсткие ограничения для иностранных инвесторов. По данным ВКБР, в конце прошлого года суммарные активы тех банков, которые классифицированы как «иностранные», составили 2,93 трлн. юаней, что примерно эквивалентно 442 млрд. долл. В общем объёме активов банковского сектора это 1,29%. Кстати, в конце 2012 года этот показатель был равен 1,82 %, то есть шло ослабление позиций иностранного капитала в китайском банковском секторе страны. Однако на XIX съезде КПК среди выступавших был руководитель Всекитайской комиссии по банковскому регулированию Го Шуцин (Guo Shuqing) – профессиональный банкир, про которого говорят, что это человек новой формации. Так вот, новый председатель ВКБР в своём выступлении заявил о необходимости либерализации режима для иностранцев в банковском секторе. Примечательно, что в этом году (в январе и в августе) Госсовет Китая уже выпустил два циркуляра, предусматривающих проведение министерствами и подведомственными организациями мер по либерализации режима для иностранцев в сфере страхового бизнеса, на рынках ценных бумаг, в банковском секторе.

Видимо, в стране подули новые ветры, которые затронут сферу банков, денежного обращения и финансовых рынков. Это проявляется и в кадровых перестановках. Циркулируют слухи, что ещё до конца года глава Народного банка Китая Чжоу Сяочуань, находящийся на своём посту пятнадцать лет, уйдёт в отставку. Дескать, он устарел в политическом смысле. На место Чжоу сейчас есть два претендента – новый руководитель ВКБР ВКБР Го Шуцин и Цзян Чаолян.

Первый ранее возглавлял Китайскую комиссию по регулированию ценных бумаг (China Securities Regulatory Commission – CSRC), занимал пост председателя Китайского строительного банка Китая, руководил Государственной администрацией валютного контроля КНР (China's State Administration of Foreign Exchange  SAFE). У второго претендента также солидный послужной список. Цзян Чаолян был назначен секретарём КПК в провинции Хубэй в октябре 2016 года, одновременно он является председателем государственных Банка связи, Сельскохозяйственного банка Китая и Китайского банка развития. В его биографии особенно примечательно то, что в конце прошлого столетия, когда он возглавлял отделение Народного банка Китая в Гуанчжоу, произошло самое крупное на тот момент банкротство в истории КНР: в 1999 году крах потерпела Гуандунская международная трастовая и инвестиционная корпорация. Цзян Чаоляну было поручено организовать процедуру банкротства и минимизировать её последствия. Он успешно справился. Некоторые эксперты намекают, что опыт Цзян Чаоляна в ближайшее время будет очень востребован, поскольку финансово-банковский сектор КНР подошёл к предкризисной черте.

Источник

Поделиться

Новости

Все новости

Календарь

Партнёры