Публикации


09.11.2017
«Все противники российского Крыма боятся отмены акта 1954 года»

«Все противники российского Крыма боятся отмены акта 1954 года»

В Ялте завершилась конференция "Россия, Крым и современные международные отношения. Форум друзей Крыма", в которой приняли участие представители более чем из 30 стран. И, вполне возможно, эта конференция уже входит в историю как отправная точка к бесспорно российскому Крыму.

Одним из самых громких заявлений стало предложение первого зампредседателя комитета Госдумы по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками Константина Затулина, который предложил отменить акт передачи Крыма Украинской ССР от 1954 года.

Он уверен, что это поможет избежать постоянных претензий со стороны и Украины, и мирового сообщества, потому что "мы устали слышать, что в 2014 году мы забрали чью-то землю, море и лишили Украину ее родного, дорогого и ей принадлежащего, что является полнейшей неправдой - исторической и фактической".

В Совете Федерации уже поддержали эту идею, и, по словам Константина Затулина, поддерживают ее и в Госдуме. Поэтому подобный законопроект может быть внесен в нижнюю палату уже до нового года. Об этом и многом другом Константин Затулин рассказал в интервью Накануне.RU.

- Расскажите подробнее о Вашем предложении? Чем оно вызвано и когда появилось?

- Мое предложение пока еще в новой Государственной думе не обсуждалось, но обсуждалось до моего избрания [в этот состав]. В частности, я организовывал обсуждение этого вопроса в Общественной палате. Это предложение касается вопросов интерпретации принадлежности Крыма как такового в советский и постсоветский период на протяжении того времени, когда Крым фактически был передан Украинской ССР и затем оказался в составе объявившего о своей независимостиукраинского государства после 1991 года.

Я утверждаю, что решения 1954 года были как минимум незаконными с точки зрения советского законодательства. И этому есть многочисленные подтверждения. Это часто обсуждалось.

Я считаю это важным, в том числе для того, чтобы купировать претензии украинской стороны и, безусловно, для того, чтобы наше отношение к этому получило подтверждение и использовалось для контрпропаганды, для того, чтобы объяснять реальную ситуацию и историческую правду сомневающимся не только у нас в стране, но и за рубежом – для этого, мне кажется, было бы совершенно не лишним отменить решение 1954 года, принятое в Советском Союзе.

- Кто это может сделать?

- На самом деле, никто, кроме нашего Федерального Собрания, этого сделать не может, ибо только РФ признана продолжателем и преемником Советского Союза. И, как известно, целый ряд символических и практических вещей после распада Советского Союза был осуществлен именно в связи с этим признанием России правопреемником – не только место в ООН, но и долги, например, заплатили мы, в том числе, кстати, и за Украину.

- И такая инициатива поможет избежать постоянных нападок со стороны Украины?

- Мы отовсюду слышим украинскую пропаганду. Она употребляется и в международном контексте – в утверждении необходимости санкций, об "аннексии" Крыма Российской Федерацией и так далее. И употребляется для внутреннего употребления – для воспитания у молодого поколения граждан Украины ненависти к России, что вот Россия отобрала чужое, присвоила Крым, Севастополь, акваторию прилегающую.

Я же утверждаю – Крым на незаконном основании числился в Украинской ССР, а потом оказался в составе украинского государства. Поэтому все произошедшее в 2014 году – не только восстановление исторической справедливости, но и законности, потому что законность в 1954 году была грубо нарушена. Не было права у этих органов принимать такое решение.

На самом деле, мы прекрасно представляем, что вопросы такого рода нельзя решать без учета мнения населения. Никакого учета мнения населения не было – ни в Крымской области, ни в РСФСР в целом. Их никто не спрашивал – надо передавать Крым или не надо – например, в форме референдума. Никто не спрашивал самих крымчан – можно или нужно их передавать Украине.

Посмотрите, с какой трогательной заботой сейчас Украина рассказывает о том, что Крым ей всегда принадлежал, что надо нам исходить из логики генеральных секретарей, вроде Хрущева, которые вправе были передавать целые области, переплюнув этим даже императоров. Поэтому я считаю, что мы и с моральной, и с формально юридической стороны дела можем и должны это сделать.

- Почему этого не сделали раньше?

- Я всегда считал, что это нужно сделать, но было много других забот в 2014 году. А вот в 2015 году я прекрасно помню, как председатель Совета Федерации заговорил об этом. Как потом выяснилось, законопроект так и не был подготовлен, главным образом из-за того, что сенаторов переубедили. И переубедили юристы правого управления президента, которые тогда исходили из того, что нам вообще не нужно к крымскому вопросу больше возвращаться, мы решили – и точка.

Я думаю, что время показало, что это была ошибочная позиция. И в любой аудитории – кстати, в аудитории зарубежной, среди наших соотечественников, с которыми я сейчас встречался – считают эту идею очень актуальной. Потому что действительно люди за рубежом, не ориентируясь в истории России, Советского Союза, конечно, с формальной точки зрения видят – вот Крым был в составе Украины и вдруг стал в составе России. И вот на это нанизывается вся риторика об аннексии, агрессии и так далее.

- То есть проект разработан и уже может быть внесен в Госдуму, если заявляли о работе над ним?

- Его готовили в Совете Федерации, но он должен был, конечно, поступить в Государственную думу сначала. Но он так и не поступил, не был доработан.

У меня есть наметки этого законопроекта. Я, естественно, посоветуюсь со своими коллегами из фракции, еще раз посоветуюсь с руководством Государственной думы. Но эта идея встречает поддержку – она полностью одобряется руководством самой республики Крым. Все, с кем я беседовал, депутаты, считают, что идея правильная.

- А какую ожидаете реакцию?

- Я прочел первую реакцию на этот счет и на Украине, и у нас в России – особенно на Украине, естественно, сразу попытались скомпрометировать эту идею. Это неслучайно, потому что они боятся принятия такого документа. В связи с принятием этого документа можно будет еще раз проанализировать те события 1954 года и лишний раз продемонстрировать, что они не вписываются ни в какие нормы законодательства – ни нынешнего, ни советского.

Пока они пытаются высмеивать мою позицию. Но я не настолько наивный человек, я прекрасно представляю, что ни Украина в лице нынешних руководителей, ни антироссийские силы на Западе этот закон не остановит, но им станет труднее "доказывать" свою точку зрения.

И самое главное – для тех, кто пытается в самом деле в этом деле разобраться, для них это будет весомым аргументом. Они должны будут изучить причины, по которым мы отменили этот акт, и либо согласиться с нами, либо нет. Вот я бы очень посмотрел, как в демократических странах Запада будут рассказывать, что передача Украине в 1954 году была верхом совершенства.

- А в некоторых наших СМИ уже писали, что Вы таким образом боретесь с советским прошлым…

- Я не собираюсь бороться с советским прошлым. Я, во-первых, не сумасшедший, в отличие от Жириновского. Советское прошлое очень многомерно, и я совсем не являюсь борцом с советской властью. Я при этой советской власти получил образование, стал работать, достиг каких-то результатов – я с большим уважением отношусь ко многому, что тогда существовало, а теперь, к сожалению, не существует. С этой точки зрения у меня нет никакой такой задачи бороться с советскими порядками, советской властью. Я же историк, я ее объективно оцениваю.

Просто надо уметь ставить наших оппонентов в затруднительное положение – это то, чего не понимают у нас некоторые, к сожалению, довольно высокопоставленные юристы и правоведы, которые думают, что все сводится к "крючкотворству" юридическому. Нет, не к этому только сводится – сводится все к достаточно серьезной аргументации, которая в этом случае будет задействована.

- Если говорить о практических моментах – когда может быть внесен законопроект в Госдуму?

- Думаю, этот законопроект до нового года может быть внесен.

- Что-то может помешать?

- Есть противники у этого проекта, во всяком случае они были, и они мне знакомы – эти люди, которые себя убедили, что вот эта их позиция – "мы к этому вопросу не возвращаемся, она всех убеждает" – на самом деле она мало кого убеждает. И у меня такое впечатление, что сами они не вполне убеждены и не хотят разговора на эту тему.

Я, например, вполне убежден в нашей правоте в случае с Крымом. Я в ней был убежден еще до того, как случилась Крымская весна 2014 года. Я ведь эту тему продвигал на протяжении всей своей политической деятельности – с первой Государственной думы.

То есть я не выступал в 90-е годы за немедленное возвращение Крыма в Россию – я выступал за то, чтобы заставить Украину считаться с особым характером Крыма и заставить ее подписать федеративный разговор с Крымом.

Эта позиция мной защищалась всегда – я считал нужным, зная, что Украина очень заинтересована в этом договоре не потому, что хотела дружить с нами, а потому, что хотела, чтобы ее границы вместе с Крымом и Севастополем были нами подтверждены. И чтобы они получили желаемое, я считаю, они могли бы пойти на это, если бы мы предъявили им такую претензию. Но мы ее не предъявляли при Ельцине и спустили все это на тормозах.

Там была еще и другая позиция – я говорил о том, что пускай они отдадут нам весь Севастополь в аренду. Не причалы, 5% акватории, как на самом деле было по соглашению о базировании флота, подписанного вместе с договором, а весь Севастополь в аренду. Как, например, отдает нам весь Байконур в аренду Казахстан в связи с космодромом.

Вот была моя позиция. Сегодня она может показаться умеренной, потому что, в конце концов, дело кончилось возвращением Крыма в принципе. Но я тоже рассчитывал, что удастся убедить Украину, и это будет прологом к более прочным отношениям России и Украины, которых сейчас нет.

- Можете спрогнозировать, в какой срок можно ожидать рассмотрение законопроекта?

- На этот вопрос я вам не могу ответить. Я в настоящий момент активно вовлечен в очень актуальную для нас правку законодательства о гражданстве, где мне тоже приходится бороться с теми же ветряными мельницами. А законы мои лежат без движения с конца прошлого года, хотя они внесены в Государственную думу – это законы, казалось бы, очевидные. И, тем не менее, есть люди, которые, не чувствуя ситуацию и не желая с ней знакомиться и мириться, они отвергают эти давно назревшие изменения в законодательстве.

Казалось бы, вещь очевидная, и тем не менее, она не получает поддержки, пока не достучишься на самый верх. Ну, и здесь такая же ситуация возможна. 

km.ru

Поделиться

Новости

Все новости

Календарь

Партнёры