Публикации


01.11.2017
Россия – Украина: можно ли вернуть старую дружбу?

Россия – Украина: можно ли вернуть старую дружбу?

Нельзя было представить ту глубину ямы, в которой оказались отношения России и Украины за последние четыре года. Постоянное нагнетание русофобии, шедшее не одно десятилетие, вырвалось на поверхность.

Украинские власти, начиная с Кучмы, подмигивая своим российским бывшим партнерам по баням и охоте, тихой сапой насаждали русофобию во всех сферах общественной жизни. Обвинения России в голоде 30-х годов, перенос в школьные учебники исторических мифов отравляло каплями яда сознание не только школьников…

Ныне нет ни одного выступления Порошенко, Парубия, Луценко, Гройсмана, которое не начиналось бы и не заканчивалось обвинениями России в агрессии против «европейской демократической Украины». Можно, конечно, объяснять это попытками переложить с себя ответственность за ужасающую экономическую ситуацию в стране. Можно объяснять это заинтересованностью в гигантском разворовывании военного бюджета – «Кому война, а кому мать родна!».

Но главная причина все же кроется в исходном содержании проекта «Украина» как «Анти-Россия».

Сказывается ли эта ситуация на мозгах простых жителей Украины? Конечно!

Но неужели так необратимы процессы разрастания вражды и недоверия?

Здесь я больший оптимист, чем многие мои коллеги, и мой оптимизм опирается на конкретные примеры.

Первый пример.

Для многих живущих рядом с Приднестровьем жителей Одессы и Николаева был полной неожиданностью взрыв русофобии в Молдавии в начале 90-х.

Именно в Кишиневе зазвучал лозунг «Чемодан, вокзал, Россия!». Молдавские писатели и артисты, обласканные в Советском Союзе, получившие блага, льготы, всесоюзное признание, отличались статьями и выступлениями типа «Русские оккупанты, вон из Молдовы!».

Молдавия первая отказалась от традиционной кириллицы, перейдя на латиницу.

Русский язык был изгнан из образования, из государственных учреждений, из основных СМИ.

Отношение к России ухудшила и поддержка Россией Приднестровья. Власти Молдавии, как и сегодня власти Украины, утверждали, что Приднестровье давным-давно смирилось бы с пребыванием в составе Молдавии, если бы не «российские оккупанты» в лице российской армии. Молдавия взяла курс на срочную евроинтеграцию, на сотрудничество с НАТО, на слияние с Румынией. Вся история Молдавии была переписана румынизаторами, все русское и российское объявлялось враждебным.

Прошло более двадцати лет. Ничего не изменилось во внешнеполитических обстоятельствах, которыми объяснялось ухудшение отношений Молдавии и России. Приднестровье так и является камнем преткновения в российско-молдавских переговорах.

Румынизация заставила практически потерять русский язык в образовании, подросло поколение людей, которые не помнят процветания Молдавии в общей великой стране, то поколение людей, для которых Румыния - член Евросоюза, ближайший сосед и «родственник».

 Но… сегодня за интеграцию страны с Россией выступают более 52 % населения Молдавии, а за евроинтеграцию – меньше половины. Притом что практически все молдаване имеют возможность безвизового посещения Евросоюза.

Русофобы и евроинтеграторы проиграли президентские выборы. На очереди парламентские выборы. Манипуляции с избирательным правом и Конституцией Молдавии позволяют им постоянно вставлять палки в колеса в сближение России и Молдавии.

Второй пример еще более нагляден.

После событий в Абхазии немало грузин, бежавших после войны, оказались на Украине. Естественно, их отношение к России было очень негативным, и я, впервые столкнувшись с ними, была поражена, какой ненавистью к России пылали они.

Триста тысяч беженцев-грузин из Абхазии не могли не оказать влияния на отношение к России в самой Грузии, общество и грузинские власти обвиняли Россию в поддержке абхазских сил, отстаивающих свою независимость.

Еще сильнее ухудшилось отношение к России в Грузии после войны 2008 года в Южной Осетии. Саакашвили немало потрудился, изображая Грузию «жертвой российской агрессии». Грузия потеряла Осетию и Абхазию, а с ними и немалую часть курортных территорий.

Казалось, на долгие годы превратило Грузию в страну, враждебную России.

В 2010 году почти 80% населения отрицательно относилось к контактам оппозиционных грузинских политиков с российским лидером.

В 2013 году проведенные американскими социологами опросы фиксировали: более половины населения Грузии считают главным врагом своей страны Россию.

Все это давало основание лицемерно утверждать либералам и западным кураторам: «Россия навсегда потеряла дружбу с некогда близким грузинским народом!»

Но вот поразительные результаты опроса 2016 года, проведенного грузинской социологической службой совместно с «Левада-центром».

Почти 70% опрошенных жителей Грузии утверждают, что хорошо и в основном хорошо относятся к России, как к государству.

Отношение к россиянам еще лучше – почти 90% граждан Грузии хорошо относятся к гражданам России.

Все это подтверждают и многочисленные туристы, посещающие Грузию в последние годы. Нет неприязни, нет отторжения. Конечно, многие хотят возврата Абхазии и Осетии, но пришло понимание, что именно политика Саакашвили, а ранее Гамсахурдии была причиной распада Грузии и ухода из нее Абхазии и Осетии.

Почти единодушно население в запросе на улучшение отношений с Россией - экономических, социальных и дипломатических.

Что же произошло с населением Молдавии и Грузии, которое, как представляется, излечивается от русофобии и приходит к адекватным оценкам исторических связей с Россией?

Если мы посмотрим на ход формирования русофобских настроений, то видим практически идентичный сценарий медийной интервенции в Молдавии, Грузии и на Украине.

Вначале идет нагнетание мифа «Мы (молдаване, грузины, украинцы) великий народ с тысячелетней историей, демократическими традициями, а русские – отсталые оккупанты, прервавшие наш путь к демократии».

Затем, после военного межэтнического конфликта, который неизбежно возникает после победы ультранационалистической идеологии, начинается игра на оскорбленном национальном самолюбии, на чувстве унижения после поражения. «Если бы не российские войска, мы давно победили бы этих сепаратистов! Русские отняли у нас наши исконные территории, изгнали несогласных, убили наших мальчиков!»

Соединение в одном флаконе националистического мифа о превосходстве своей нации с унижением от поражения формирует яд в сознании, который отравляет надолго.

Но вот в Грузии и Молдавии происходит некое изменение политического и медийного пространств. И постепенно приходит отрезвление, возвращается адекватность оценок, переоценивается роль русских и России в собственной истории. По-другому видятся повод и причины недавнего вооруженного конфликта. Уходит русофобия, приходит понимание мощи и значения России, рождается уважение к русским, как к носителям особенной цивилизации, осознается причастность себя, своего народа к этой цивилизации. До полного излечения еще очень далеко, но тенденция очевидна.

Показывает ли эта трансформация в отношении к русским и России в Грузии и Молдавии то, что на Украине в будущем произойдет аналогичное?

Есть некоторые аналогии, есть и отличие.

После потери Грузией возможных натовских баз в Абхазии и Осетии, после вхождения Румынии в ЕС коллективный Запад, на мой взгляд, потерял интерес к Грузии и Молдавии. Грузию просто забыли, в отсутствии западной поддержки Саакашвили сразу потерял былые победные рейтинги и вылетел, как пробка, из грузинской политики.

В Молдавии по инерции продолжается вялая игра в поддержку прозападных сил, но ее реализация возложена на Румынию, а там далеко до изощренных технологий информационного зомбирования населения.

Ещё один фактор, очень влияющий на общественное понимание реальности. Молдавия и Грузия хотя бы частично, но ощутили в свое время настоящую силу российской армии, поскольку ополченцы Осетии, добровольцы Приднестровья и российские войска встали барьером перед ультранационалистическими военными группировками в Молдавии и Грузии. Украина, несмотря на громкие обвинения России в агрессии, естественно, даже в малой степени не имела дела с российской армией на территории Донбасса. На Украине пока постоянно навязывается миф о «самой сильной армии в Европе, которая отважно противостоит российским оккупантам». Масштаб страны, значение и огромные связи с Россией означают то, что Запад может использовать Украину в виде оружия против России до полного разрушения Украины.

Примеры с Грузией и Молдавией только демонстрируют, что сам факт разворота общественных настроений на Украине возможен. Просто на Украине это не произойдет само по себе, как, например, в Грузии.

Осторожные надежды внушает рост общения жителей России и Украины. После резкого обвала посещений Украины в 2014 году в этом году россияне чаще стали приезжать на Украину, а украинцы видят в России страну, где можно найти работу без проблем адаптации, где они не сталкиваются с какой-то неприязнью по национальному признаку. Число граждан Украины, посетивших Россию в нынешнем году, значительно увеличилось по сравнению с 2015-2016 гг.

Летом 2017 года опросы на Украине показали, что впервые после 2014 года число граждан, положительно относящихся к России, превысило число граждан, считающих Россию врагом. Эта тенденция идет вопреки всем усилиям украинской власти, она вызывает сильную тревогу и возмущение у отъявленных «патриотов». Не напрасно же резко ужесточились репрессии по отношению к журналистам, оппозиционным СМИ и блогерам.

Но эта тенденция еще очень слаба и неустойчива и вряд ли можно рассчитывать на ее неуклонный рост при нынешнем киевском режиме, который продолжает политику разрыва отношений с Россией.

Видимо, прошло время пассивного наблюдения за работой оккупации сознания граждан Украины и фиксации данного состояния. Нужна своя повестка. 

Источник

Поделиться

Новости

Все новости

Календарь

Партнёры