Публикации


03.10.2017
«Русская карта» на выборах в Бундестаг

«Русская карта» на выборах в Бундестаг

Выборы в Бундестаг позади. Эксперты подводят итоги. Почти через сто лет после Веймарской республики парламент Германии вновь будет по-настоящему многопартийным. Пока формируется новая коалиция, политическое будущее страны до конца не определено, но уже сейчас ясно, какими эти выборы стали для русскоязычного сообщества Германии.
Правые «альтернативщики» и будущее Германии
В  Бундестаге будет представлено семь партий, и впервые представлена новая партия – «Альтернатива для Германии» (АдГ).
 
Несмотря на свой небольшой пока опыт, партия АдГ получила третий результат по количеству проголосовавших за неё граждан Германии. Вперёд она пропустила только таких тяжеловесов, как партия социальных демократов СДПГ (их вёл на выборы Мартин Шульц) и блок умеренных консерваторов ХДС/ХСС возглавляемый Ангелой Меркель.
В целом, можно сказать, особых потрясений не произошло, хотя так считают не все: например, многие сторонники СДПГ пребывают в шоке. Да и высокие результаты АдГ в некоторых землях заставляют задуматься.
Голосование, как известно, процедура тайная, в этом году, кстати, было запрещено фотографировать, записывать на камеру происходящее на избирательном участке, делать снимки своих бюллетеней.
И эта тайная процедура сделала явным то, о чем не принято, и даже небезопасно говорить в немецком обществе без риска прослыть ксенофобом, – о неприятии политики открытых дверей для беженцев, которую вначале проводила Меркель.
За последние годы в список «горячих» стран попали не только ближневосточные государства, но и африканские. Германия приняла более миллиона человек и, как оказалось на поверку, вовсе не таких классных специалистов, как прежде надеялись.
На поддержку беженцев в Германии выделяется более 50 млрд евро в год бюджетных денег. Сколько времени потребуется, чтобы разобраться, кто приехал в Германию и с какими целями, большой вопрос.
Неудивительно, что правящая партия ХДС, которую возглавила главный инициатор приёма беженцев Меркель, потеряла больше всего голосов избирателей.
Согласно опубликованным данным Infratest dimap, АдГ получила 980 тыс. голосов бывших избирателей ХДС и 470 тыс. голосов от СПДГ, а также отняла 400 тыс. голосов у партии Левых. Вот, собственно, три партии, которые явно проиграли на этих выборах – они были наиболее неубедительны для своего электората.
Все сомневающиеся и протестующие ушли под крыло «правых популистов», как именуют в АдГ в Германии. «Альтернативщики» смело говорили то, что многие боялись произнести вслух. Иногда скатываясь в опасную риторику: чего стоит заявление представителя правого крыла партии Александра Гауланда, что нужно гордиться солдатами вермахта, которые, мол, хорошо делали своё дело.
Гауланд наверняка хорошо знал, что страны Балтии и Украины открыто героизировали своих нацистских деятелей Второй мировой войны и не получили никакого порицания со стороны немецких политиков: тогда почему не попробовать «снять груз ответственности» и у себя дома? Возгласы возмущения на высшем уровне по поводу спекуляций Гауланда от немецких политиков — лишь запоздалые вздохи.
Они старались не замечать нацистского возрождения по соседству, заигрывали с ультраправыми Украины, Эстонии, Литвы и Латвии, прощали Польшу – и получили удар у себя дома.
Теперь партии, много потерявшей, но все же по факту победившей, блоку Меркель – ХДС/ХСС предстоит сформировать правящую коалицию. Кто в ней окажется, пока не до конца ясно, но в любом случае действовать по старым шаблонам (когда одна «народная» большая партия сменяла другую «народную» партию), теперь будет невозможно.  
«Русский вопрос» на выборах
Интересно отметить, что впервые в истории Германии в предвыборной кампании явственно зазвучал «русский вопрос». И это была вовсе не тема русских хакеров, которых так и не дождались. Пропагандистская машина нашла другую мишень – из числа сограждан.
Именно русскоязычных жителей Германии, прежде всего «русских немцев», немецкая пресса назначила на роль людей неблагодарных и заблудших, отвернувшихся от демократических ценностей и якобы ставших оплотом правопопулистской партии АдГ.
Почему это произошло, можно лишь догадываться. Русскоязычная диаспора – одна из трёх самых больших в Германии. До осложнения политических отношений между Россией и Евросоюзом выходцы из СССР считались вполне тихой, достаточно интегрированной социальной группой.
Казалось бы, это хороший пример, который можно использовать для успокоения фобий в обществе при наплыве новых иммигрантов. У немецких политиков и прессы был хороший шанс показать на примере русскоязычных, что успешная интеграция иностранцев вполне возможна.
Из статистики немецких Торгово-промышленных палат, например, известно, что выходцы из бывшего СССР – одни из самых активных начинателей собственного дела, у них самый высокий уровень образования.
Однако для предвыборной кампании на фоне международных информационных войн и политических баталий оказались более востребованы другие приёмы: в ход пошли конспирологические теории о некой всегерманской сети агентов Кремля, подпольных спортивных школах, где рулят боевики ГРУ, готовые устроить любые массовые беспорядки, и далее по списку.
Невольно вспоминается булгаковский герой, звонивший из клиники с требованием прислать мотоциклистов с пулеметами для поимки «иностранного консультанта»
Вместо того, чтобы внятно говорить с гражданами о реальных проблемах немецкого общества – безработице, бедности среди пожилых людей, растущем числе детей, испытывающих недостаток средств на культурные нужды, в прессе шла настоящая вакханалия с разоблачением «русских немцев», которых обвиняли во всех грехах.
Такая деструктивная позиция прессы, к сожалению, уже вызвала раскол в русскоязычном сообществе. К примеру, представители Землячества российских немцев начали оправдываться, заявляя, что немцы Казахстана совсем-де не то, что сибирские или киргизские. Словом,  в ход идут аргументы, «кто лучше». Иные «русские немцы» чуть ли не с гордостью заявляют, что их дети совсем не говорят по-русски.
Сегодня русскоязычное сообщество в ФРГ, которое в последние 5–10 лет сильно приросло выходцами с Украины, представляет довольно разнообразную палитру мнений.
Можно видеть, как радикальная проукраинская и агрессивно-антипутинская части вполне ожидаемо объединились и использовали накал страстей в немецком обществе на фоне миграционного кризиса для нападок на тех русскоязычных, кто ведёт себя сдержанно, высказываясь за конструктивные отношения между Росссией и Германией.
В результате, выборы в Бундестаг уже прошли, но радикальная часть русскоязычного сообщества не утихает: в социальных сетях призывают к слежке за «путинскими агентами», звучат призывы к высылке из страны неугодных и доносам «куда следует».
Политики и пресса наверняка будут использовать всё это в своих целях. При этом работать с русскоязычным электоратом, как это ни прискорбно, получается только у тех же самых правых из АдГ. По итогам выборов, только по спискам этой партии в бундестаг прошли два русскоязычных депутата. Несмотря на бурное участие в предвыборной агитации партий ХДС и СДПГ русскоязычных активистов, места в новом парламенте им не нашлось.
Вот, собственно, всё, что можно сказать о внутренней политике двух главных немецких партий в отношении русскоязычной части общества: они разыгрывали и продолжают разыгрывать «русскую карту» только в тех случаях, когда это им удобно.
После выборов враждебная риторика, раскалывающая общество, надеемся, пойдёт на спад. Начнёт формироваться новая коалиция, а затем и новая политика. Какой она будет, сказать нелегко, но хочется верить, что сбудется наконец детская мечта Ангелы Меркель проехать по российскому Транссибу.

Источник

Поделиться

Новости

Все новости

Календарь

Партнёры