Публикации


19.06.2017
Миротворческая  миссия России в Приднестровье: от миротворчества  к миростроительству

Миротворческая миссия России в Приднестровье: от миротворчества к миростроительству

В начале девяностых годов прошлого века  мы стали свидетелями переформатирования мирового политического пространства, появления на  пространстве бывшего Советского Союза множества горячих точек – взрывоопасных этнических и политических конфликтов. Безусловно, каждый из них имел свои специфические особенности, развивался по собственным законам, однако в их основе лежала одна и та же  имманентная причина, а именно, нарушение законного права народов на самоидентификацию, на самоопределение, на выбор пути политического и геополитического развития.

Одним из таких острых вооруженных конфликтов того времени и стал молдо-приднестровский конфликт, носящий ярко выраженный политический характер, с некоторыми элементами этничности. К сожалению,  Молдова выбрала силовой вариант решения этой проблемы. В ответ, население Приднестровья, которое идентифицировало себя в качестве составной части советского народа, большой русской нации, маленькой России, в результате разрушительных государственных процессов, оказалось выброшенным за пределы своей большой Родины – России и оказалось под угрозой уничтожения со стороны агрессивных молдо-унионистских политических сил Республики Молдова. Борясь за  свою идентичность, свое видение политической перспективы, свой геополитический выбор, в массовом патриотическом порыве приднестровцы взялись за оружие,  защищая свою землю.

Хотелось бы сказать, что, несмотря на то, что большинство стран, которые сталкивались с подобными проблемами, пытались решать их именно силовым путем, были примеры, когда государственные границы менялись, не только в ходе войн, но и  мирным путем. Наглядный тому пример норвежский, исландский, сингапурский, словацкий, черногорский, суданский, крымский пути обретения независимости. Повторюсь, весьма прискорбно, что Молдова изначально  избрала силовой, военный путь урегулирования данной проблемы.

В условиях развязывания геноцида приднестровского народа со стороны властей Молдовы, массового убийства мирных граждан, угрозы уничтожения Приднестровья, как самобытного региона…. единственной политической силой, которая в ультимативной форме потребовала прекращения военной агрессии Молдовы против Приднестровья стала Россия, предложившая механизм молдо-приднестровско-российского миротворчества. Иначе говоря, Россия осуществила операцию по прекращению военных действий и поддержанию мира на берегах Днестра.  Самое главное, самое важное заключается в том, что с ее помощью удалось остановить горячую фазу конфликта, прекратить вооруженные действия, дать  сторонам конфликта возможность осмыслить происходящее и наметить пути его урегулирования. В данном контексте, российская миротворческая операция может считаться одной из самых успешных, самых результативных в мировой истории, поскольку все 25 лет ее реализации на берегах Днестра царит мир и безопасность.

Однако, это, не единственный, хотя и  чрезвычайно важный ее результат. Не менее важно было защитить политические, гражданские, экономические, социальные и культурные права граждан Приднестровья для того, чтобы помочь им преодолеть последствия вооруженного конфликта. Крайне важно было укрепить систему демократического правосудия, провести демократические выборы, а также создать необходимые условия для справедливого и комфортного проживания населения. Иначе говоря, необходимо было создать основы для стабильного мира в Приднестровье и его развития.

Приднестровье в условиях, гарантированного Россией мира и безопасности, смогло успешно осуществить процесс государственного строительства, создать полноценно функционирующее, отвечающее всем международным стандартам, государство, собственно, продемонстрировать как своему населению, так и мировому сообществу, как реально, с помощью России,  осуществляется  миростроительство в постконфликтной ситуации.

Миростроительный вклад России в жизнеспособность Приднестровской Молдавской Республики просто огромен.  В первую очередь это фиксированная помощь экономическому сектору республики, в виде поставок льготного газа для нужд Приднестровья, поддержка жизнеспособности промышленных и сельскохозяйственных предприятий. Это поддержка социального сектора, в виде российских доплат пенсионерам, выплат российских пенсий приднестровским пенсионерам – гражданам России. Это спонсорское строительство в Приднестровье большого числа востребованных социальных объектов, которые должны облегчить полублокадную жизнь приднестровским  гражданам. Особенно цена и результативна  российская поддержка приднестровской сферы образования и науки, признание приднестровских аттестатов и дипломов эквивалентными российским, включение ее в российское образовательное и научной пространство.  Это десятки договоров с российскими вузами и научными учреждениями о сотрудничестве, о помощи в подготовке высококвалифицированных кадров, реализации совместных образовательных программ. Это принципиальная позиция России, которую она отстаивает во всех переговорных молдо-приднестровских форматах, не позволяя Молдове и ее западным покровителям с помощью силового давления навязать Приднестровью,  в одностороннем порядке,  ущербные «правила сдачи».

Именно благодаря этой государственной поддержке Российской Федерации, Приднестровье смогло сконцентрироваться, выстроить легитимный механизм организации политической власти, успешно реализовывать намеченные планы, состояться как полноценное государство.  Иначе говоря, несмотря на мужество и стойкость приднестровского социума в строительстве самостоятельного независимого государства, без многосторонней предметной поддержки и помощи России, Приднестровье, находящееся в тисках блокадного «прокрустова ложа»,  не смогло бы противостоять вызовам  и угрозам со стороны Республики Молдовы и ее западных покровителей.

На наш взгляд,  именно эта сторона российской миротворческой операции, собственно,  миростроительство в Приднестровье, вызывает отторжение со стороны молдавского политического класса и ряда акторов западного политического сообщества. Их надежды на то, что Приднестровье не сможет долго просуществовать как государство, развалится, станет банкротом, будет вынуждено проситься в Молдову,  не оправдались. Наоборот, все 27 лет, каждый год наращивая свой легитимный государственный потенциал, Приднестровье доказывало всему миру свою состоятельность , жизнеспособность, приверженность принципам международного права.

 Другими словами, российские миротворцы мешают реализации планов Республики Молдова по силовому принуждению Приднестровья к реинтеграции, включению его, в качестве подконтрольного региона, в состав Молдовы. Вот откуда растут ноги у различных предложений исходящих от Республики Молдовы, Украины и западных акторов, о необходимости замены российской миротворческой миссии на гражданскую полицейскую операцию. На днях, в очередной раз,  конгресс США потребовал от РФ вывода своих войск из Приднестровья.

Хотя, с точки зрения, здравого смысла, менять то, что прекрасно себя проявило, на что-то, что пока нечто неопределенное -  полная бессмыслица, если, разумеется,  не подразумевать  ликвидацию независимого Приднестровья по лекалам военной операции Хорватии против Сербской Крайны, когда международные миротворцы не смогли или не захотели защитить сербский народ от хорватской агрессии.

Возможно, именно в этих целях, Молдова в последнее время резко и демонстративно обострила свою политику в отношении Российской Федерации, выслав из Кишинева пятерых российских дипломатов, имеющих отношение к работе ОКК. В настоящее время переговорный формат «5+2» фактически не работает, что говорит о том, что Молдова, скорее всего, пытается разморозить конфликт, перевести т.н. приднестровскую проблему на другие рельсы, минимизировав  российское и приднестровское участие в ее решении. Со всей очевидностью, в молдо-российско-приднестровских отношениях что-то назревает, готовится какой-то резкий кардинальный переход на другой уровень.

В Молдове,  в очередной раз, победила тактика силового принуждения Приднестровья к соединению с Молдовой, силового, однако,  пока  не носящего  военный характер. Хотя нельзя исключать и этот вариант подчинения Приднестровья, тем более что Молдова постоянно тренирует свою армию, участвует в  учениях НАТО на своей территории по,  так называемому, противодействию агрессии. Социологические исследования говорят о том, что 43% жителей Приднестровья убеждены, что агрессия против Приднестровья может повториться. А решение Конституционного суда Молдовы о том, что нахождение российских войск на территории Молдовы противоречит ее нейтральному статусу и что территория Приднестровья фактически оккупирована Россией, делает российских миротворцев в Приднестровье по молдавским законам,  персонами нон-грата.

Сегодня речь идет о создании вокруг Приднестровья своеобразного кольца анаконды, которая попросту, должна его экономически и территориально задушить. Именно в этих целях сегодня Приднестровье со стороны Украины огораживается совместными молдо-украинскими пограничными и таможенными постами. Этим самым Молдова и Украина лишают Приднестровье части своего фактического суверенитета, переводя всю внешнюю торговлю и приднестровские границы под контроль Кишинева, демонстрируя, что Приднестровье, это составная внутренняя часть Республики Молдовы. Озвучиваются планы, в случае необходимости, ограничить, а то и совсем запретить экспорт, а возможно и импорт,  в Приднестровье промышленных и продовольственных товаров. Причем, делается это нагло и демонстративно в пику России. Мол, видите, ваша миротворческая миссия терпит крах. Мы уничтожим вашу  мятежную республику не военным оружием, а экономическим разорением, оставим приднестровцев раздетыми, голодными, разутыми и они рано или поздно сами попросятся назад в Молдову.

В данной связи вспоминаются слова специального представителя президента России по Приднестровью, Дмитрия Рогозина, который в один из своих приездов сюда, сказал следующее:  мы не будем вас содержать, но мы готовы дать вам удочку, чтобы вы сами ловили рыбу. Увы, сегодня в Приднестровье сложилась такая ситуация, что и озеро есть, и удочка при нас, но рыбы в этом озере почти не осталось и само оно обмелело, так как оно со всех сторон огорожено плотиной, а ручьи, которые должны его пополнять перекрыты. Видимо, вместо удочки следует вырабатывать новые эффективные механизмы поддержки Приднестровья.

В Молдове, в последние несколько месяцев, активизировались различные политические силы и представители НПО западной ориентации, со своими презентациями новейших проектов реинтеграции Приднестровья, которые предусматривают,  скажем так, как мягкий, так и жесткий варианты принуждения Приднестровья к сожительству в унитарной Молдове. В принципе между ними большой разницы нет. И тот и другой работают на уничтожение приднестровского государства. В числе мер по принуждению Приднестровья,  оговаривается признание Приднестровья захваченным Россией государством, уголовная ответственность за сепаратизм, блокировка на территории Молдовы приднестровского автотранспорта, блокировка интернет и телефонной связм, запрет на въезд и выезд из Приднестровья лиц,  с паспортами других стран, включая российский, принятие решений по Приднестровью, без его участия, чистка приднестровцев через процедуру деприднестрофикации.

Ни те, ни другие, не предусматривают наделение Приднестровья значимыми, существенными властными  полномочиями. Как говорится, ни собственная история, ни история разрешения конфликтов в других странах, ничему не научили этих представителей  политического и экспертного сообщества. Хотя, надо сказать, что эти интеграционные проекты находят молчаливую поддержку у значительной части населения Молдовы. Молчаливую, поскольку, только 4% населения Молдовы, отмечает важность для себя проблемы целостности республики. Но,  тем не менее, с другой стороны, по данным социологических исследований,  около 70% граждан Молдовы выступают не только против предоставления Приднестровью независимости, но и против любой формы автономии и федерации. А 24% опрошенных открыто выступают за объединение с Румынией, за то, чтобы 2018 год стал годом объединения Румынии и Молдовы. И совсем не случайно, вслед за Плахотнюком США посетил президент Румынии.

В настоящее время, как рассказал недавно в интервью европейскому агентству  посол по особым поручениям МИДЕИ Республики Молдовы Ион Стэвилэ, практически завершена работа над новой концепцией урегулирования молдо-приднестровского конфликта, разрабатываемого всеми ветвями власти совместно с гражданским обществом Молдовы, при поддержке стран западного сообщества, в том числе с участием администрации президента. Главное в этом новом плане, сугубо,  ориентация объединенной Молдовы на евроинтеграцию, вывод российских войск и вооружений с левого берега Днестра и  трансформация нынешней миротворческой операции в гражданскую миссию с международным мандатом. Подчеркну, что эта концепция разрабатывается без участия представителей Приднестровья, как некий ультиматум, который будет ему предъявлен.

Очевидно, что эти новые моменты в политике Молдовы в отношении России и Приднестровья, появились совсем не случайно, а являются скоординированными шагами Молдовы, Украины и Западного сообщества, по вытеснению России из Приднестровья,  результатом неких достигнутых  договоренностей, фактического хозяина Молдовы Влада Плахотнюка, во время визита в США.

         В данной связи,  нельзя недооценивать возможную провокационную роль Украины в ситуации с Приднестровьем, которая де-юре является гарантом и посредником приднестровского урегулирования, но на самом деле превратилась в промолдавского актора в разрешении конфликта, рассматривая Приднестровье как «страну агрессора», в качестве еще одного фронта борьбы с Россией.  Недавнее укрепление блокадных мероприятий на границе с ПМР призвано не только осложнить экономическую и логистическую ситуацию в Приднестровье, но и отражает намерения Киева поддерживать агрессивный курс в отношении ПМР в рамках генеральных целей НАТО, направленных на выдавливание ОГРВ мирным или военным путем из Приднестровья и ликвидацию ПМР. В связи с этим,  посол Украины в Молдове Иван  Гнатишин открыто заявил, что Украина должна закрыть с Приднестровьем свою границу.

         Мы должны помнить, что под Одессой находятся в полной боеготовности две армейские бригады, нацеленные на Приднестровье, а украинский социум постоянно  будоражат  клеветническими слухами о военной угрозе со стороны Приднестровья. Совершенно очевидно, что вопрос войны против Приднестровья,  рассматривался сегодня в Киеве в комплексе, с вопросом военной операции на Донбассе, которая может служить прикрытием для военных провокаций против ПМР с последующими действиями украинской и молдавских армий против приднестровской армии и ОГРВ.

Следовательно, эти бригады, численностью около 10 тысяч человек, могут быть задействованы против российского военного контингента и миротворцев Приднестровья с целью оккупации Приднестровья, как захваченной Россией территории, с тем, чтобы затем, торжественно передать ее, своему другу - так сказать, «законному владельцу», то есть,  Республике Молдова. И эта агрессия вполне может рассчитывать на успех, ведь российские миротворцы научены отражать возможное нападение со стороны Молдовы, но не со стороны Украины. Кроме того, со стороны Приднестровья на границе с Украиной нет никаких серьезных заградительных укреплений.

В этих новых условиях весьма противоречива позиция, занимаемая нынешним президентом Молдовы Игорем Додоном. С одной стороны он позиционирует себя, как самый близкий и искренний друг России и президента Путина, но с другой стороны он выступает как сторонник совместных молдо-украинский таможенных и пограничных постов на украинской границе и  вывода, в перспективе, российских войск из Приднестровья. Говорит, что только Приднестровье может спасти Молдову но, в то же время,  не готов ему предоставить даже статус, который был зафиксирован в Меморандуме Козака. В последнем своем интервью компании НТВ-Молдова, он обвинил Приднестровье в том, что оно ворует газ у России, живет на ее деньги, которые ворует и приходит к мнению, что народу Приднестровья его независимость не нужна.

Игорь Додон не скрывает, что его главной задачей, важнейшей ценностью,  является создание сильного молдавского государства, в силу чего он выступает на политическом поле,  как молдавский националист противящийся объединению с Румынией, готовый на многое, если не на все,  ради реинтеграции Приднестровья. Иначе говоря, Приднестровье, с его населением, для него важно не само по себе, а как часть мозаики, которую он должен сложить для блага молдавского, но не приднестровского народа.

По нашему убеждению вся его пророссийская риторика и демонстративные шаги в сторону России – это попытка с ее помощью и при ее давлении на Приднестровье,  заставить его войти в состав Молдовы, то есть, использовать Россию как решающий рычаг давления на Приднестровье в  реинтеграционном объединении. После этого Россия ему будет не нужна. Как сказал на днях министр иностранных дел Молдовы Андрей Галбур, Молдова давно в качестве стратегии своего  развития выбрала путь европейской интеграции и с этим, мол, солидарен весь ее политический класс: и парламент, и правительство, и президент. А демонстрируемая пророссийская альтернатива нужна Молдове для отвода глаз, как дымовая завеса, то есть,  в основном, для решения приднестровской проблемы.

Когда Приднестровье окажется внутри Молдовы и будет существовать в ее правовом поле,  никакая Россия уже ничем политически не сможет ему помочь. Проблемы жизнеобеспечения Приднестровья станут внутренним делом Республики Молдовы и никто  будет вправе вмешиваться в эти дела. В реальности, что на самом деле будет с Приднестровьем и какими полномочиями оно будет наделено в унитарном государстве,  мы можем проследить на примере Гагаузии. Закон о Гагаузии есть, но как он выполняется большой вопрос. Как говориться, на  каждый закон есть законный путь обхождения этого закона, что в Молдове и происходит.

 Несколько лет назад, будучи  в ФРГ, я  во время посещения  Дрездена, столицы   Саксонии,  поинтересовался у председателя местного ландтага, как происходило на практике объединение двух Германий в 1991 году. Его откровения удивления у меня не вызвали.  Я это и предполагал. А именно, в эту восточногерманскую землю, после объединения были присланы  несколько сот чиновников  из ФРГ, которые возглавили все местные структуры, все органы земельного управления. Нечто подобное, на мой взгляд, произойдет и в Приднестровье. Иначе говоря,  проблемы миростроительства,  в этих новых условиях, превратятся в проблемы жесткой адаптации Приднестровья к реалиям молдавского государства.

Исходя из этого, мы заявляем, что миротворческую миссию России в Приднестровье ни в коем случае нельзя ни сворачивать, ни переформатировать. Она абсолютно легитимна с точки зрения международного права и опирается на соглашение сторон от 1992 года. По данным социологических исследований 92% опрошенных жителей Приднестровья считают, что нынешний формат миротворческой операции должен быть сохранен, до тех пор, пока не будет найдена формула мирного политического урегулирования конфликта. А любые односторонние действия по разрушению миротворческой операции будут квалифицированы как прямая угроза мира и стабильности в регионе.

И.Н. Галинский, зав. кафедрой  политологии 

 и политического управления ПГУ им. Т.Г. Шевченко

Поделиться

Новости

Все новости

Календарь

Партнёры