Публикации


14.06.2017
Что означает День России?

Что означает День России?

Этому празднику не сразу нашли его нынешнее название – День России. Сперва его назвали канцелярски-тяжеловесно: День принятия Декларации о государственном суверенитете РСФСР (принята 12 июня 1990 года). К этой Декларации восходит вся новая российская государственность. Именно в этот день корабль «Россия» отправился в вольное плавание. Возможна ли лучшая дата для Дня России?
Ровно семь месяцев спустя РСФСР стала достоянием истории, но поскольку эту союзную республику и раньше для краткости называли Российской Федерацией, смена названия праздника на «День принятия Декларации о государственном суверенитете Российской Федерации» оказалась малозаметной. 1992-й был годом возникновения и осмысления множества новых понятий, смыслов и явлений. Кто-то тогда истолковал название праздника как День независимости России, что было, как говорится, подхвачено массами, хотя постоянно звучал вопрос: «А от кого мы были зависимы?». 12 июня 1998 года в своём телевизионном обращении Борис Ельцин предложил называть этот праздник Днём России. Данное название было официально утверждено Федеральным собранием РФ в декабре 2001 года.
Словосочетание «День независимости» ныне услышишь всё реже: телевидение переучило массы, однако и о том, в честь какого именно события был учреждён праздник, ответ даст, говорят, в лучшем случае лишь каждый четвёртый. У нас не очень любят вспоминать это событие, а зря.
Процитирую публициста Кирилла Родионова: «ни одна страна в мире (кроме России) не совершала одновременно переход от плана к рынку, от империи к нации и от тоталитаризма к демократии». Добавлю: будучи при этом такой огромной, многоэтничной и неоднородной. 
Переплетение проблем и противоречий этих трёх синхронных процессов было воистину невообразимым, в возможность успеха не верил за рубежом почти никто (да и у нас немногие), однако Россия справилась с задачей. Нельзя сказать, что декларация, принятая Первым съездом народных депутатов РСФСР 12 июня 1990 года, запустила эти процессы – они шли к тому времени уже пятый год, – но она провела черту невозврата. До принятия этого акта были возможны попытки развернуть всё вспять – без всякого путча, законодательными мерами. Это привело бы, скорее всего, к катастрофе, взрыву котла. В большинстве республик СССР местные коммунистические верхи, чтобы остаться у власти, уже вступили в негласные, но крепкие союзы с пассионарными национальными движениями, дружно взяв курс на независимость. Остановить распад СССР на этом этапе могла бы только жесточайшая диктатура, давно нереальная.
И нужно ли это было России? Ограничимся одним примером. В Узбекистане по переписи 1926 года было 5 млн населения, причём в Узбекистан тогда входил в качестве автономии Таджикистан. Сегодня в Узбекистане и Таджикистане вместе почти 40 млн чел., а в 2050 году будет то ли 60, то ли 70 млн (прогнозисты спорят). Только в двух республиках! Даже не затрагивая экономическую сторону вопроса, Россия не могла и дальше брать на себя ответственность за эти крупные и древние народы – как и за остальные народы СССР, дозревшие до самостоятельного бытия. И быть донором почти для всех. Среди национальных республик СССР, если кто не знает, была лишь одна не дотационная республика: Азербайджан, остальные были на подпитке – кто умеренной, кто очень основательной – у Москвы (и, через Москву, у Баку).
Почти никто не понял тогда, что «Декларация о государственном суверенитете РСФСР» была на самом деле актом о выходе из СССР. Не понял потому, что к июню 1990-го уже несколько республик СССР заявили о своем суверенитете и приняли соответствующие декларации. Но они смотрели на свои декларации как на начало торга с союзным центром, который, по господствовавшему тогда убеждению, обязан был взять на себя ряд обязательств (достаточно обременяющих) по отношению к уходящим республикам. Лишь после Беловежского соглашения, когда стало ясно, что торговаться больше не с кем, союзные республики решили стать независимыми уже по-взрослому и приняли в связи с этим специальные законы. Только Россия не принимала никаких дополнительных законов и актов, справедливо посчитав, что Декларации 12 июня 1990 года достаточно.
К этой Декларации восходит вся новая российская государственность. Именно в этот день корабль «Россия» отправился в вольное плавание. Возможна ли лучшая дата для Дня России?
Радикальное обновление страны протекало в революционных муках, поэтому есть все основания добавить к перечню российских революций демократическую революцию 1990–1993 годов. Её сменила, вопреки всем скептикам и маловерам (тогдашним и нынешним), выдающаяся положительная эволюция страны и её социума, хотя отрезок 90-х годов Россия прошла буквально по острию ножа. 
Заранее принимая многие — не все! — возражения, можно твёрдо констатировать: за двадцать пять постсоветских лет Россия вернулась (либо прошла бóльшую часть пути) к рыночной экономике, свободе предпринимательства и личной инициативы, восстановлению принципов частной собственности. Заложены основы демократического общества, со скрипом, но выстраивается местное самоуправление. У нас либеральная конституция (недостаточно соблюдаемая, но это не навек), свободный въезд и выезд, цензуры нет. Воссоздан дореволюционный суд присяжных, добавилась возможность апелляции в международные суды. Суды доступны, судьи несменяемы, а значит, созданы юридические предпосылки становления по-настоящему независимого суда. Сегодня 80 % дел, рассматриваемых Конституционным судом, возбуждают рядовые граждане, сплошь и рядом против государства. И чаще выигрывают, чем наоборот. 
Покончено с отрезанностью от мира, наши люди путешествуют по всему земному шару. Никогда в своей истории Россия не строилась так, как строится сегодня, рост не прекращается с начала 90-х. Города, похожие 25 лет назад на угрюмых стариков, выглядят всё моложе и привлекательней. Наряду со строительным бумом в России ярко выраженный образовательный бум, студентов вдвое больше, чем во времена СССР. В стране полная религиозная свобода, полная культурная свобода. Сложилась публичная сфера, где ведутся политические дискуссии, значительную часть которых, особенно в Интернете, составляет критика власти и её представителей, зарегистрированы десятки тысяч (!) общественных (неправительственных) организаций. В яростных телевизионных «ток-шоу» несогласные высказываются без оглядки.
Как система Новая Россия ещё долго будет в стадии отладок и регулировок, борются противоречивые и даже взаимоисключающие тенденции, но очевидно главное: есть все возможности для движения вперёд, и они используются
А сколько мы слышали унылых возгласов! «Мы народ-коллективист, нам отвратительна идея частной собственности», «Из-за нашего климата и наших расстояний любой российский товар проиграет на мировом рынке», «Нельзя позволять кому попало ездить за границу», «Ничего не строится, ничего не производится, только купи-продай», «Распустили народ», «Наших водителей не заставишь тормозить перед зеброй», «Как проедим советское наследие, так всё и рухнет»… И сколько ещё услышим!
Как система Новая Россия ещё долго будет в стадии отладок и регулировок, борются противоречивые и даже взаимоисключающие тенденции, но очевидно главное: есть все возможности для движения вперёд, и они используются. Если бы нам предсказали всё это (не утаивая и сегодняшние доводы наших славных оппозиционеров) при каком-нибудь Андропове или Черненко, мы бы горько посмеялись над подобными сладостными фантазиями.
Политолог Сергей Караганов констатирует, что за последние годы «Россия превратилась в третью державу мира, весящую на мировых весах в разы больше, чем предполагают её формальные показатели». Эту мысль стоит пояснить так: если взвесить всё (экономику и экономический потенциал, ядерно-ракетную мощь, территорию, стратегическое положение, транзитные возможности, ключевые позиции, ресурсы, человеческий капитал, систему образованию, науку, культуру и т. д.), по совокупности Россия сегодня – третья держава мира. Не вторая, какой считался СССР, но не забудем, что после отделения 14 республик мы по населению – половина от СССР. Караганов прав в том, что Россия сегодня — более значительная держава, чем Япония или Германия. Ещё 12–15 лет назад такой вывод сочли бы преждевременным.
Всемирный банк констатирует: ВВП России по паритету покупательной способности с 2012 года идёт «ноздря в ноздрю» с показателем Германии, первой экономики Европы, хотя в 1998 году был в 2,3 раза ниже. В чём мы с каждым годом действительно отстаём, так это в потреблении алкоголя. Говорят: благодаря автомобилизации. Замечательная причина!
Признав вышесказанное, мы должны определить промежуточный итог для Новой России так: БЛЕСТЯЩИЙ УСПЕХ, пусть и с рядом оговорок. Нам есть что праздновать 12 июня.
Семь десятилетий утопии на фоне нашей многовековой истории – краткий эпизод. Он не будет вычеркнут, тем более не будет вычеркнута положительная часть советского наследия. Народы живут без перерывов, им необходим весь их исторический и духовный опыт, включая горький, изъятия неуместны
Быть может, эта дата будет со временем признана главной для России в ХХ веке, символом одоления тоталитарной богоборческой утопии и возврата нашей родины к цивилизационному выбору, который не ставился под вопрос на всем её пути от крещения в 988 году и до переворота 1917 года. В отличие от Германии, Италии, Японии или Кампучии, мы победили свою разновидность тоталитаризма сами, собственной волей и силой. Сегодня значение этой победы затеняют исполинские потрясения ушедшего века, а также неизбежные и досадные ошибки и потери переходного периода, но чем дальше в прошлое будет отдаляться эта победа, тем чётче будет проступать её провиденциальный смысл.
Семь десятилетий утопии на фоне нашей многовековой истории – краткий эпизод. Он не будет вычеркнут, тем более не будет вычеркнута положительная часть советского наследия. Народы живут без перерывов, им необходим весь их исторический и духовный опыт, включая горький, изъятия неуместны.
Писатель Олег Шишкин высказал недавно предположение, что для Дня России больше подошла бы дата провозглашения Российской империи 22 октября (2 ноября) 1721 года. С этим трудно согласиться. Не говоря уже о том, что 2 ноября совсем рядом с Днём народного единства (4 ноября), надо понимать, что и внутри страны, и особенно во внешнем мире подобный перенос акцента был бы истолкован самым неблагоприятным образом. Но даже не это главное. Данное предложение можно было бы обсуждать, существуй хоть малейшая надежда на чудесное воскрешение ушедшей России с её невосстановимыми ценностями в лучших её проявлениях и на пике расцвета. Той Российской империи, которая, как констатирует замечательный историк С. В. Волков , была «таким же значимым явлением мировой истории, как эллинизм, Рим, Византия, империи Карла Великого и Габсбургов в Средние века, Британская империя в Новое время» и чей «государственный опыт ещё станет образцом для подражания и будет восхищать людей, приверженных тем основам, на которых зиждился традиционный миропорядок».
Но такая надежда несбыточна, историю не переиграешь, как шахматную партию. Мы продолжим строить новую Россию – в идеале такую, которая превзойдёт все свои былые воплощения. Именно в этом глубинный смысл праздника День России.

Источник

Поделиться

Новости

Все новости

Календарь

Партнёры