Публикации


20.04.2017
Елена Чудинова: Мы знаем, какие ошибки привели к трагедии

Елена Чудинова: Мы знаем, какие ошибки привели к трагедии

Имя писательницы Елены Чудиновой известно и не нуждается в дополнительном представлении. Автор нескольких исторических романов, драматургических и поэтических произведений, книг для детей. Особенную известность приобрел роман-антиутопия «Мечеть Парижской Богоматери», о мире, где Европой правят радикальные исламские иммигранты. Книга вызвала бурное обсуждение, была переведена на несколько языков и выдержала несколько переизданий. Новый роман Елены Чудиновой, «Побѣдители», вышел совсем недавно, но уже приобретает все заметную популярность. Прочитав эту книгу, совершенно разные люди отмечают удивительную реалистичность и духовную теплоту созданного автором мира. Мира, в котором в Гражданской войне победили белые, где не было Второй мировой войны и других трагически потрясений, которых, к сожалению, было много в ушедшем ХХ столетии.

- Елена Петровна, начнем нашу беседу, что называется, с банальных вопросов. Как родилась идея написания книги, по сути, романа в жанре альтернативной истории?

 

- Мы сейчас вступили в 2017 год. А я терзалась тем, что не знаю, какой ответ дам этой дате. Мой, личный, писательский и человеческий ответ. Напомню, я начиналась как прозаик с романа «Держатель Знака», посвященного северо-западникам (бойцы Северо-Западной армии генерала Николая Юденича, осенью 1919 г. наступали на Петроград – Д.С.). Это было в юности, это полновесно тянуло на 70 статью УК (антисоветская агитация и пропаганда – Д.С.), но Господь уберег. Его читали в ксерокопиях мои ровесники. Нам это было важно. Впоследствии роман выдержал четыре издания, сейчас готовится пятое. Но в последние годы я понимала, что еще один, даже очень хороший, исторический роман о Гражданской войне не выйдет из чтения в узком кругу единомышленников. Прочтут те, кому и так все понятно, проще сказать. К сожалению, таких людей и сегодня не слишком много. А мне хотелось, чтобы новая книга вышла за пределы этого узкого круга.

 

А решение задачи пришло само собой. В юности же, во времена написания «Держателя Знака», моя старшая подруга, уезжая с ребенком с Таллин, предложила мне писать ей письма… из параллельной реальности. Из реальности современной Российской Империи. У меня сохранилось около двух дюжин писем. Это была игра, увлекательная игра, впрочем, для моего поколения интеллектуальные игры были стилем жизни. И вдруг, спустя столько лет, оказалось, что те давние письма и есть основа нового романа. Пожалуй, можно сказать, что в нашей фантастике я увлеклась жанром «альтернативы» одна из первых, если не первая. Впрочем, пусть никто не трудится это оспаривать: я ни на что не претендую.

 

- Судя по реакции в Интернете и в средствах массовой информации, Ваша новая книга не осталась незамеченной. На сегодняшний день преобладают положительные отзывы, но встречаются и другие. В частности, отмечают некоторое сюжетное сходство с известным произведением Василия Аксенова «Остров Крым», а также романами современных фантастов – Василия Звягинцева и Андрея Валентинова. Возможно, потому, что эти авторы также обращались в своем творчестве к в жанру альтернативной истории, так или иначе, обыгрывая тему если не полной победы белых в Гражданской войне, то по меньшей мере, сохранения за ними части территории. Хочется в связи с этим узнать о Вашем отношении к подобного рода сравнениям...

 

- Отчасти я уже ответила на этот вопрос. Я вступила в мир альтернатив раньше, чем прочла «Остров Крым». Не попался он мне в юности в самиздате. Звягинцева и Валентинова я до сих пор не прочла. Потому пока что никак не могу оценить сравнения такого рода. Хотя нельзя не заметить – достаточно часто случается, что несхожие между собой литераторы движутся в одном направлении. Если идея витает в воздухе, она обретает различные воплощения.

 

- Революции 1917 г., последовавшее за ними лихолетье Гражданской войны, репрессии, антирелигиозные кампании, коллективизация, раскулачивание, массовый голод – все это не только обернулось чудовищными людскими потерями, но и вызвало духовный раскол. И он не преодолен до сих пор. Достаточно заглянуть на любой из интернет-форумов, чтобы убедиться: любое упоминание об этом переломном моменте российской истории вызывает бурные дискуссии. В словесных баталиях схватываются нынешние условно назовем их, сторонники красных и белых. Согласны ли Вы с утверждением, что уроки революции и Гражданской войны на сегодняшний день во многом остаются невыученными? Что, на Ваш взгляд, должно быть сделано, чтобы преодолеть этот раскол? Возможно ли подобное в принципе?

 

- «Невыученные уроки» - применительно к катастрофе 1917 года это уже сделалось расхожим штампом. Но ученики бывают разные. Я считаю, что мои единомышленники свой урок выучили. Мы прекрасно понимаем, чего можно ожидать в случае красного реванша. Мы знаем, какие ошибки были допущены нами и привели к трагедии. Ничего не выучили те, кто единожды уже залил страну кровью – и полагает, что второй раз впав в старый грех, сумеет этого избежать. Впрочем, отнюдь не все красные и хотят такой работы над ошибками». Возьмите мечтания какого-нибудь «Калашникова» о «мобильных пытошных камерах» и «особых полномочиях опричников». Нет, я не повторяю фразы о «невыученных уроках», я не вижу в ней смысла.

 

- Обратимся к другим переломным событиям, на этот раз происходящим на территории соседнего государства и в настоящее время. Известно, что государственный переворот в Киеве в феврале 2014 г., а также последовавшие за ним социально-политические процессы, итогом которых стало воссоединение Севастополя и Крыма с Россией и вооруженный конфликт в Донбассе, болезненно отразились не только на жителях Украины. На почве разного отношения к произошедшему ссорились вчерашние друзья и единомышленники. Одни (и среди них Вы) горячо поддержали референдум в Крыму, затем сопротивление в Новороссии, другие встали на сторону послемайданной киевской власти. Обошли ли Вас стороной эти ссоры?

 

- Конечно же, и у меня были дружеские потери, потери былых единомышленников. Но стоит ли говорить о таком пустяке, как разрыв отношений, когда лилась русская кровь? Чудовищное злодеяние в Одессе, бомбы, падающие на жилые дома на Донбассе…Те, кто приветствовал это, мне больше не знакомы.

 

- Сравнивая Ваше отношение к происходящему на Украине тогда, в 2014 г., и сейчас…осталось ли оно неизменным?

 

- Увы, нет. Конфликт в Новороссии не был красно-белым. Он был псевдоэтническим. Однако нельзя не видеть, что, пока Белая идея была главенствующей, Новороссия являлась средоточением всех помыслов общества. Были огромные надежды, что именно из Новороссии последуют благодетельные перемены для всей России. Увы, эти надежды развеялись. Не по вине героических защитников Новороссии, конечно. Причин много, сейчас мы не сумеем коснуться их всех. Что осталось? Остались лишь наши кровные, наши русские люди, преданные, гибнущие. Осталось желание помогать населению Новороссии всем, что в наших силах. Но это уже не символ русской надежды, это символ русской боли.

 

- Вернемся к Вашему литературному творчеству. Как Вы работаете? Создаете ли предварительные наброски, планы, или предпочитаете обходиться без этого?

 

- Сейчас у меня не закончен, далеко не закончен роман о моем любимом короле Иерусалимского королевства – Бодуэне IV. Но сейчас я его отложила, не знаю, как надолго. Почти год сумасшедшей работы над «Побѣдителями» меня «выжал досуха». Я сейчас пуста, как выпитая бутылка того самого шабли. Иногда я строю планы заранее, иногда, и это самое прекрасное, идея приходит для меня совершенно неожиданно. Для литератора нет состояния более счастливого, чем «забыть обо всем и писать», это морок, это запой. С новой книгой было именно так.

 

- Как Вы оцениваете состояние современной российской фантастики? Какие последние произведения, из тех, что написаны в этом жанре, показались Вам наиболее примечательными?

 

- Я не всегда читаю чужие книги «вовремя», поэтому «последнее» для всех это не всегда «последнее» для меня. К примеру, я пару лет назад открыла для себя Елену Хаецкую. Подозреваю, что сильно запоздала. Писатель неровный, не мой по убеждениям, то есть «не белый». Не красный, впрочем, тоже. Просто есть люди, мне непонятные, честно говоря, которых эта боль не задела. Но писатель – талантливый, хотя очень неровный. Уже довольно давно написанный «Анахрон» просто роскошен. И совершенно не понимаю, чем ее проекты «Эльфийская кровь» или «Турагенство троллей» хуже произведений Мартина. Если говорить о более «высоколобой», социальной фантастике, а также о более молодом поколении, то жду выхода «Падения Кунсткамеры» Дометия Завольского. Это интересная фантасмагория о механизме цветных революций. Казалось бы, автор немного с нею задержался (это первая книга, автор работает над ней около десяти лет, бывает в наши дни «коммерческих скоростей» и такое), но тема-то не устаревает. Об общем состоянии фантастики судить не берусь – я не литературовед.

 

- Роман «Побѣдители» - это законченная история или возможно ее продолжение?

 

- Я редко знаю наперед. Пожалуй, единственное, в чем я была абсолютно уверена - в невозможности продолжения "Мечети Парижской Богоматери". В том случае любое продолжение было бы профанацией страшного финала. Но я не представляла, что "Ларец" продлится "Лилеей", однако же это случилось.

 

- Что бы Вы хотели пожелать Вашим читателям?

 

Пусть 2017 год явится для нас годом завершения столетнего цикла хождения по мукам. Даже за самой долгой ночью должен наступить день.

Источник

Поделиться

Новости

Все новости

Календарь

Партнёры